Премьер-министр принял участие в церемонии "У каждого человека есть имя"

24 апреля 2017 в 14:41, просмотров: 601

Речь премьер-министра Биньямина Нетаниягу в Кнессете на церемонии "У каждого человека есть имя", посвящённой Дню Катастрофы и Героизмаеврейского народа

В День памяти Катастрофы и Героизма еврейского народа премьер-министр Биньямин Нетаниягу возложил венок в мемориальном комплексе "Яд ва-Шем", а затем принял участие в церемонии "У каждого человека есть имя", состоявшейся в Кнессете.

Фото: GPO.

Выступая перед участниками церемонии, премьер-министр сказал:

"В 1933 году мой тесть Шмуэль Бен-Арци оставил свой город Белгорай и в возрасте 18 лет репатриировался из Польши в Израиль. Его отец, можно сказать, бежал за ним до самого вокзала в Варшаве, пытаясь уговорить его остаться в Польше. Но Шмуэль сделал по-своему. Исполненный любви к Сиону, он стал посланником Новогрудской ешивы и открыл её филиал в Бней-Браке.

Он трудился в полях. В ходе войны за независимость (или даже раньше) он вступил в "Эцель". Думаю, что только он был членом и "Эцеля", и"Хаганы". Он был великим наставником, воспитавшим несколько поколений учеников. Некоторых из них вы знаете. Они считают его учителем с большой буквы. Шмуэль был писателем и поэтом. Он был замечательным исследователем Танаха, членом первого кружка Танаха, созданного премьер-министром Давидом Бен-Гурионом.

Шмуэль был писателем и поэтом. Он был удостоен литературной премии К. Цетника за свои произведения о Катастрофе, среди которых стихи, написанные им в годы войны, когда он постепенно начал понимать, что не увидит никого из своей семьи, ни одного. Он был человеком мягкой и чистой души. Он никогда не оправился от полученной травмы, и всю свою жизнь, даже на смертном одре, упоминая имя Юдит - сестры-близнеца, погибшей в Катастрофе, его горло сжималось, слёзы текли по его лицу и он не мог ничего добавить.

В своем завещании он просил нас, чтобы на его надгробной плите была надпись: «Уцелевший осколок семьи, погибшей в Катастрофе».

Он просил, чтобы на могильной плите были выбиты имена его ближайших родственников, и мы сделали это.

Я назову их имена и имена его дальних родственников из городков Белгорай и Тарногрод:

·        отец, дед моей супруги  - Моше Хон;

·        дед моего тестя  - Зеэв Хон;

·        жена отца моего тестя  - Ита Хон;

·        сестра-близнец моего тестя – Юдит (24 года);

·        его братья – Мэир-Давид Хон (18 лет), Шимон Цви Хон (16 лет), Арье-Лейб Хон (13 лет) и его младшая сестра Пейсале (10 лет);

·        его тётя - Матель Кенигштейн из города Тарногрод, её сын Гилель и её старшая дочь;

·         дядя Мендель, его жена и двое их детей";

·        его дядя - Авраам Таубер из города Белгорай, его жена, дочь и сын;

·        его тетя - Рахель Таубер, трое её сыновей - Авраам, Яаков и Шломо, их жены и дети;

·        его тетя - Хинда и её муж Ехезкель;

·        его тетя - Хендель, её муж и дети;

·        его тетя  - Пала и две её дочери.

Десятки, десятки родственников погибли. Светлая им память.






Партнеры