Алекс Раскин: Правосудие имеет право выбора — экстрадировать или судить дома

Адвокат развеял миф о "железобетонном" израильском граджданстве

25 августа 2017 в 18:43, просмотров: 2790

Правда ли, что Израиль ни при каких обстоятельствах не выдает своих граждан за рубеж? И может ли новый репатриант получив теудат зеут (внутренний паспорт) считать себя защищенным от юридического преследования других стран? На эти и другие вопросы нашего корреспондента отвечает бывший сотрудник международного отдела израильской полиции, а ныне - известный адвокат Алекс Раскин.

Алекс Раскин: Правосудие имеет право выбора — экстрадировать или судить дома
Адвокат Алекс Раскин. Фото из личного архива.

- Несколько лед назад, небольшой Таиланд,  добился от США выдачи сбежавшего экс-монаха, обвиненного на родине в сексуальных преступлениях. А вот, об  израильском гражданстве по-всему миру ходят почти легенды. Его, якобы не может "пробить" ни одно зарубежное правосудие и добиться экстрадиции обвиняемого из страны Обетованной невозможно.

- Такое мнение очень далеко от истины...

 - А есть ли различие между экстрадицией человека, который на момент совершения преступления не являлся гражданином Израиля и выдачей того, кто совершил преступление уже имея израильский паспорт?

-  В  самом процессе экстрадиции никаких различий нет. Единственным отличием является то, что гражданин Израиля, являющийся ее жителем на момент совершения преступления должен будет после экстрадиции и осуждения передан Израилю для отбытия меры наказания. Лица, не подпадающие под эту категорию, после постановления израильского суда об их выдаче могут обратиться к министру юстиции Израиля с просьбой о возвращении для отбытия наказания в Израиле.

- Считается, что Израиль не выдает по обвинению в совершении хозяйственных преступлений.  Это утверждение  - верно?

- Под действие закона об экстрадиции подпадают те статьи обвинения, за которые в Израиле предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года. Также необходимо, чтобы инкриминируемые человеку деяния являлись бы уголовно наказуемыми и в Израиле. Следовательно, просить о выдаче можно практически за совершение любого правонарушения.

-  Европейская конвенция об экстрадиции от 1957 года дает странам право выбора — экстрадировать  подозреваемого или предать его суду на своей территории. О чем свидетельствует судебная практика Израиля?

- Вести судебное дело на территории Израиля по обвинению в преступлении, совершенном в другой стране очень сложно или вообще не реально. Поэтому Израиль предпочитает экстрадировать.

- В соответствии с этой же конвенцией выдача должна быть двусторонней. Но если Израиль, выдает, например, России обвиняемых, то мало кто вспомнит хотя один случай, когда Россия выдала кого-нибудь Израилю...

-  Россия подписала Конвенцию об экстрадиции лишь в 2000 году. К тому же подписала с оговорками. Оговорка заключается в том, что РФ отказалась выдавать своих граждан и обязалась предавать их суду исключительно на территории России. Такая практика до сих пор не претерпела изменений.

- Известно, что и израильский закон запрещает выдачу, если ситуация в другой стране не соответствует нашим общественным нормам. Например, там наблюдаются регулярные нарушения прав человека?

- Вы правы. К критериям по которым Израиль вправе отклонить просьбу о экстрадиции могу добавить еще и тяжелые условия содержания в местах лишения свободы, неоказание медицинской помощи и т.п. Как же на практике осуществляются эти положения закона? Приведу пример. По одному из дел было заявлено, что обвиняемый перенес инфаркт и нуждается в медицинской помощи в Израиле. В ответ на это суд указал, что на основании проверки произведенной израильским консулом в российских тюрьмах заключенным оказывают квалифицированную медицинскую помощь. Выводы делайте сами.

- Но есть еще Закон государства Израиль запрещающий выдавать людей, чье уголовное преследование на самом деле может быть продиктовано политическими, расовыми или религиозными соображениями...

- Это теория. На практике обвиняемый должен сам доказать, что его преследование продиктовано политическими или религиозными причинами. Как правило доказать это не реально.

- Тогда возникает вопрос. Насколько тщательно израильский суд рассматривает уголовное дело, присланное из другой страны, заслушивает ли свидетелей, изучает доказательства и т.д.?

- Суд, принимая решение об экстрадиции, рассматривает доказательства вины, предоставленные другим государством. Но доказательства не проверяются на объективность, а лишь определяется – достаточно ли их для того чтобы в случае их дальнейшего подтверждения осудить человека.

- Вы обрисовали совсем не веселую картину. Получается, что любая просьба об экстрадиции автоматически удовлетворяется Израилем?

- Вовсе нет. Но по этим делам задача перед адвокатом стоит не из легких. Адвокат не только должен быть специалистом по израильскому праву, но еще и хорошо понимать, как ведется следствие в России. Кроме того, эти дела тянутся годами.

В Израиле проживает большое количество граждан, объявленных Россией в международный розыск. Как правило это бизнесмены уголовные дела против многих из них носят заказной характер. Людей "выжимали" из России, бизнес забирался, а чтобы они не вернулись объявлялись в международный розыск. Понятно, что при таких обстоятельствах никто не будет запрашивать их экстрадицию, хотя теоретически и это возможно. Но что бы подать просьбу о выдачи существует масса "головной боли", а это уже заказчикам как правило не нужно.

-Некоторые из объявленных в розыск в России имеют право на получение израильского гражданства т.к. попадают под действия Закона о возвращении. Они прибывают в Израиль и подают просьбу о репатриации. Как власти Израиля к этому относятся?

- Если против человека ведется уголовное дело в другой стране, то это является основанием для отказа в получение гражданства. Но зачастую в такой ситуации важнее не само гражданство, а процедура его получения. Например, МВД Израиля отказала в получение гражданства. Мы начинаем обжаловать отказ, подаем апелляцию в БАГАЦ (Высший суд справедливости). Все это может тянуться годами, а де- факто человек находится в стране законно. По закону, человека нельзя выдворить из страны, пока не сказано последнего слова по его апелляциям, а это, как уже говорилось, может затянуться надолго. Не исключено, что за это время в стране «исхода» могут произойти и различные изменения в ситуации, в результате чего человек спокойно вернется назад.






Партнеры