Израиль - эра милосердия или эра слюнявости?

Письмо читателя

5 сентября 2017 в 08:51, просмотров: 1764

"Я к вам пришел навеки поселиться... Пожар, пожар погнал меня сюда. Спасти успел я только одеяло и книгу спас любимую притом." С этими словами Васисуалий Лоханкин извлекает из-под верблюжьего одеяла, наброшенного на голое тело, золоченый том "Мужчины и женщины"

Израиль - эра милосердия или эра слюнявости?
Пляж Тель-Авива. Фото А. Розензафт

Читатель помнит, что было дальше: Лоханкин сожрал хозяйский ужин, сбросил на пол два тома "Сопромата", чтобы поставить на их место "Мужчину и женщину", занял тот остаток площади, которого еще час назад было достаточно для счастья, стал выяснять, зачем Варвара от него ушла, сообщил, что хочет обладать ею, короче - сделал жизнь немолодых супругов невыносимой.

На этой оптимистической ноте Ильф и Петров навсегда покидают квартиру Птибурдукова, а мы с тобой, читатель, включаем воображение: через пару дней чета Птибурдуковых указывает доставшему их Васисуалию на дверь, а тот, забыв, что еще недавно обещал "…но раз вы так со мной жестокосердны, уйду я прочь и прокляну притом", и прочь не уходит, и проклясть не проклинает. Все правильно, ведь поселиться-то он пришел навеки! Чета Птибурдуковых решает к физическим методам воздействия не прибегать и обращается в родную милицию. И вот тут мы вступаем в область фантастики. Милиционеры, взяв под козырек, объявляют: "Квартира ваша. Гражданин Лоханкин здесь находится незаконно, но выселять его без его собственного согласия мы никак не можем".

Бред, не правда ли? Не только советская милиция, славившаяся незатейливостью в обращении с трудящимися, но и правоохранительные органы любой цивилизованной страны в этой ситуации беднягу – раз, и взашей. А то и "…вывели болезного, руки ему за спину и с размаху кинули в черный "воронок". Или в другое подобное транспортное средство.

К чему я это? Да по поводу последнего постановления БАГАЦа. Цитирую:

"Высший суд справедливости вынес сегодня решение о том, что власти не могут насильно депортировать мигрантов даже в "третью страну", где тем не угрожает опасность. Расширенный состав суда во главе с Мирьям Наор, рассматривавший иск двух граждан Эритреи и пяти правозащитных израильских организаций, признал законной процедуру высылки в "третью страну", только если та делается по согласию самого находящегося в Израиле мигранта-нелегала. Если же нелегал отказывается, государство не имеет право помещать его в режимные заведения более чем на два месяца".

Конец цитаты. В смысле капец. "Гражданин Лоханкин здесь находится незаконно. Но выселять его без его собственного согласия мы никак не можем".

Но ведь это же нелегал! Человек, преступивший закон! Фактически – преступник! Давайте мы воров и убийц тоже будем сажать в тюрьмы только по их согласию. И террористов, нападающих на нас, убивать с их согласия - впрочем, к этому, похоже, дело идет семимильными шагами. Помните, капитан Жеглов голосом Высоцкого сказал: "Вор должен сидеть в тюрьме!" Все согласны?

Повесть Вайнеров, по которой поставлен фильм, где звучит крылатая фраза Жеглова, называется "Эра милосердия". Она, эта эра, действительно наступила. Эра, когда вор в Калифорнии, забравшийся в гараж пустующего дома уехавших в отпуск супругов, из-за неисправности замка неделю просидевший в этом гараже и питавшийся собачьим кормом, подает на хозяев в суд - И ВЫИГРЫВАЕТ ДЕЛО. Эра, когда в другом американском штате безбилетница через окно сортира пытается пролезть в кинотеатр, получает травму, подает в суд на владельцев кинотеатра - И ВЫИГРЫВАЕТ ДЕЛО. Эра, когда израильская журналистка, услышав предложение выселить жителей арабской деревни, обстреливающих еврейский квартал Гило, кричит в микрофон: "Это жестоко! Давайте выселим жителей Гило!" Эра, когда канадское правительство извиняется перед террористом Омаром Хадром за то, что его обижали в тюрьме в Гуантанамо, и выплачивает ему десять миллионов долларов компенсации.

Первые два случая, хотя и характерны, все же комичны. Два последних жутковаты. Про историю с Элиором Азарией я уже молчу. Солженицын писал: "Волкодав прав, а людоед нет". За тысячелетия до него в Талмуде было сказано "Милосердный к жестоким будет жесток к милосердным". И что, это как-то подействовало на дуру-журналистку? Или Мирьям Наор пожалела жителей Южного Тель-Авива, вынужденных срываться с насиженных мест из-за разгула уголовщины?

А как насчет администрации и учителей еврейской ортодоксальной школы в Бостоне, где учился сын моих друзей? Там детям показали документальный фильм следующего содержания: во времена страшного апартеида в Южной Африке группа американской прогрессивной молодежи приехала к чернокожим братьям демонстрировать солидарность с борьбой за превращение цветущего сада в бандитский ад. Одну из юных участниц этой благородной акции пятеро благодарных братьев изнасиловали и убили. Подлые расисты, на тот момент правившие страной, посадили бедных борцов в тюрьму. Но к счастью под давлением мировой демократической общественности апартеид пал, бандюганы стали выходить на свободу, и настал черед наших жертв апартеида. Да вот незадача – возникла юридическая проблема: надо, чтобы жертва их простила. А жертва уже несколько лет как покоится в могиле, напоровшись на то, за что боролась.

Спешу утешить читателя – у девушки были родители, которые за свой счет помчались через океан – прощать! В фильме показано, как они приезжают в Кейптаун, как поселяются в семье одного из убийц, как на суде со слезами на глазах объявляют о прощении бедных крошек, как крошки ржут им в ответ...

Когда фильм закончился, сын моих друзей, десятиклассник, поднялся и сказал, что у него от этого шедевра кинодокументалистики вот-вот сработает рвотный рефлекс. И все – от директора школы (должно быть, раввина) до последнего ученика, - утерев слезы, недоуменно спросили: "Почему?.."

А вы говорите – "Эра милосердия"!

Никакое это не милосердие – слюнявость это.

В прошлом веке Галич писал:

"Такой по столетию ветер гудит,

Что косит чужих и своих не щадит".

Сейчас маятник качнулся в другую  сторону. Ох, как качнулся! Сейчас верно было бы сказать

" Такой по столетию ветер гудит,

Что нежит бандюг, а людей не щадит".

И дебилы, которые в Израиле негодуют против того, что на театральный конкурс не допускают пьесу, прославляющую арабских террористов, а в Америке требуют предоставить головорезам право убивать, – эти самые дебилы по всему миру кричат: "Наше дело левое! Мы победим!"

Не верь, читатель! Маятник, качнувшийся в одну сторону, скоро двинется обратно. И чем больше сюда, тем больше... В общем, на смену эре слюнявости снова придет такая эра с такой кровью, что мало не покажется никому. Только надеюсь, что

…жить в эту пору ужасную,

Уж не придется ни мне, ни тебе.

А вот детей – жалко…

Простите за обилие цитируемого материала и вольное с ним обращение.




Партнеры