Кнессет обсудил тяжелые условия труда сиделок по уходу за немощными

01.02.2018 в 18:46, просмотров: 724

Комиссия по разработке программы помощи пожилым людям под председательством вице-спикера Тали Плосковой (“Кулану”) обсудила  одну из наиболее острых проблем, связанных с уходом за немощными: дефицит персонала по уходу, тяжелые условия работы сиделок и зачастую кабальные условия их найма. В заседании приняли участие люди, занятые в сфере ухода за пожилыми людьми, которые рассказали о своем опыте. “Нельзя решать проблему ухода за немощными путем эксплуатации сиделок. Безусловно, забота о пожилых крайне важна, но нельзя ради нее ущемлять тех, кто ухаживает за ними, - подчеркнула Тали Плоскова. - Это тяжелейшая работа, физически и психологически. И лишь 30% сиделок прошли соответствующее обучение”.

По последним имеющимся данным (отображающим ситуацию на 2015 год) в нашей стране в сфере ухода за немощными заняты 79.000 граждан Израиля. 92% из них - женщины, половина из которых старше 50 лет, и четверть - старше 60 лет. 40% сиделок, или 31.600 человек - репатриантки. В среднем, они работают 82 часа в месяц, и менее 20 часов в неделю. Институт национального страхования оплачивает их труд из расчета 26,88 шекеля + 4% за час, и время, проведенное в поездке от одного пациента к другому не оплачивается. Работодатели сиделок - компании по трудоустройству в сфере ухода за немощными, имеющие соответствующие лицензии от государства и от “Битуах Леуми” и отвечающие условиям тендера.

Присутствующие на заседании сиделки рассказали о многочисленных проблемах, которые им довелось испытывать во время работы: речь идет и о сложностях с пожилыми людьми и их родственниками, и о конфликтах с работодателями - компаниями по трудоустройству. Одна из женщин рассказала, что ей сняли часть зарплаты за опоздание на 19 секунд, и о том, что она вынуждена ездить от одного пациента к другому, не получая за это никакого возмещения. Оплата за уход за человеком, полностью нуждающимся в посторонней помощи и находящимся в тяжелом состоянии совершенно не отличается от оплаты за оказание базовой помощи пожилым людям.

“Эти люди умирают у нас на руках, и в большинстве случаев мы становимся для них почти членами семьи, - рассказала Алла Смелянская. - Очень часто мы вынуждены “брать работу на дом” - мы заказываем для наших подопечных очередь к врачу, анализы, рецепты на лекарства, и это время не оплачивается. Зарплата сиделок недопустимо низка, при этом нам не доверяют настолько, что требуют звонить из дома пациента в момент прихода к нему и ухода от него, не задумываясь, что мы вынуждены делать это за счет услуг, которые в результате не успеем дать пожилым людям. Важно понимать, что после смерти подопечного нам нужно время, чтобы психологически восстановиться, и стресс усугубляется неизвестностью о том, будет ли у меня другая работа: будет ли это один пациент, и останется ли столько же рабочих часов. Никаких трудовых гарантий у нас нет. В праздники, когда все отдыхают, мы обязаны отрабатывать рабочие часы, чтобы их не сняли у нас с зарплаты, а если мы хотим провести праздник с семьей, потом приходится работать вдвойне, чтобы иметь хоть какие-то отпускные. Я душу вкладываю в эту работу, но чувствую, что ко мне относятся, как к пустому месту”.

Председатель комиссии Тали Плоскова привела данные, в соответствии с которыми в октябре 2017 года в Израиле 169.000 человек имели право на помощь по уходу, и по прогнозам специалистов, в 2035 году таких людей будет 361.000. “Тот дефицит кадров, который мы наблюдаем сейчас - это лишь верхушка айсберга: немощных становится все больше, а готовых работать в сфере по уходу за ними становится все меньше, - подчеркнула Плоскова. - Большинство работников в этой сфере - представители Большой алии девяностых годов, а ведь они и сами стареют, и молодое поколение им на смену не приходит. Мы часто слышим о случаях заброшенности стариков и издевательств над ними, но нельзя забывать: сиделок государство тоже бросило на произвол судьбы. Необходимо помочь этим людям, ведь они делают поистине святое дело”.

Представительница Института национального страхования Орна Замир сообщила, что по вопросу занятости сиделок по уходу за немощными существуют четкие инструкции как в “Битуах Леуми”, так и в компаниях, курирующих их работу. “Мы тщательно следим за соблюдением этих инструкций и требуем от компаний выплачивать сиделкам все положенные им деньги, - подчеркнула Замир. - Что касается праздников: мы требуем, чтобы в случае, если работа выпадает на праздник, сиделка получала 150% оплаты: тогда компании по трудоустройству это менее выгодно, и она не будет настаивать на работе в праздничные дни”.

Представительница “Битуах Леуми” сообщила также, что процесс проверок будет смягчен, а условия улучшены: “Если сиделка немного опоздала, даже если на несколько минут, она получит полную оплату. Но важно и предотвращать предоставление ложных данных: у нас бывали случаи, когда сиделки докладывали о 600 отработанных часах в месяц, всем понятно, что это мошенничество, - подчеркнула Замир. - И к сожалению, речь не идет о единичном случае. Поэтому необходимо найти баланс между соблюдением прав сиделок и обеспечением необходимых услуг. Когда мы получаем верные данные об отработанных часах, нам проще гарантировать, что пожилой человек получит необходимый уход”. Она отметила также, что вопрос оплаты сиделкам времени, проведенного в поездках между пациентами, в настоящее время рассматривается судом по трудовым вопросам.

Адвокат Ифат Солель, представляющая НКО “Кен ле-Закен”, заявила, что в Израиле нет никакого контроля над наймом сиделок по уходу за немощными. “Любой человек с улицы может войти в контору по трудоустройству в сфере ухода и уже через 15 минут войти в дом к пожилому человеку, - подчеркнула она. - Пренебрежение профессией сиделки недопустимое. А ведь в Нью-Йорке, к примеру, чтобы устроиться в этой сфере, необходимо получить лицензию и пройти курс обучения минимум в 30 дней. Мы даже представить не можем, сколько людей умерли из-за того, что у их сиделок не было необходимых навыков по оказанию помощи”.

“Я репатриировалась в 1991 году, и моей первой работой была работа сиделки в доме престарелых в Петах-Тикве, - рассказала вице-спикер Кнессета Тали Плоскова. - Я продержалась всего две недели: мой подопечный скончался, и я не нашла в себе сил начать работать со следующим пожилым человеком. Может быть, если бы я получила тогда необходимую мне психологическую поддержку, я продолжала бы там работать. В сфере по уходу за немощными работают потрясающие люди, но если мы хотим, чтобы они помогали нам в час нужды, мы должны сейчас помочь им”.

По итогам комиссии было принято решение рекомендовать правительству внести в новую реформу системы страхования ухода за немощными повышение заработной платы работников, занятых в этой сфере. Кроме того, комиссия будет рекомендовать ввести дифференцированный подход к оплате труда сиделок в зависимости от сложности работы. “Обязательный ввод оплаты времени, потраченного на дорогу между подопечными - это то, что мы обязаны сделать в первую очередь”, - резюмировала заседание комиссии Тали Плоскова.





Партнеры