Адвокат Алекс Раскин: Защита Задорова с самого начала придерживалась неверной тактики

Известный израильский адвокат анализирует "Дело об убийстве Таир Рада"

17.02.2018 в 22:03, просмотров: 844

Роман Задоров был осужден в 2010 году за убийство школьницы из Кацрина Таир Рада и приговорен к пожизненному заключению. Со дня трагических событий прошло уже около восьми лет, но споры вокруг этого дела не утихают.

Адвокат Алекс Раскин: Защита Задорова с самого начала придерживалась неверной тактики
Адвокат Алекс Раскин

 

Меня периодически спрашивают об отношении к судебному решению по делу Задорова.

Постараюсь вкратце высказать свое мнение.

Предполагаю, что написанное здесь не получит большого одобрения на "русской улице", но "Платон мне друг…"

Заранее скажу, что я не являюсь поклонником самого справедливого суда в мире и к израильскому правосудию у меня накопилось немало вопросов.

Я не буду играть «в ромашку» по вопросу «виновен-невиновен», а лишь попробую проанализировать общеизвестные факты.

Приговор, как известно, в основном держится на признательных показаниях самого главного героя, а также на его красочном повествовании полицейскому агенту, временно проживающему с ним на одной жилплощади, в кругу, приближенному к академическому, именуемой "хатой".

Впоследствии Роман откажется от этих показаний и скажет: «черт попутал», но он никогда не заявлял, что эти показания были от него получены незаконными методами расследования.

На следующий день после "явки с повинной" его вывозят в школу на «показ» и вот тут начинается чехарда.

Показания Задорова на месте совершения преступления не соответствуют данным им ранее признаниям.

На этом в основном и держится линия защиты.

Надо иметь в виду, что проверка показаний в школе была произведена уже после встречи Задорова с адвокатом.

Если адвокат посоветовал Роману при «показе» в школе изобразить картину, противоречащую его признаниям, то это был очень грамотный совет, который по существу должен был нейтрализовать ранее данные им признательные показания.

В отношении самого признания.

Предполагаю, что следователь объяснил Роману примерно следующее:

-Будешь упираться, а доказательства у нас есть, то пойдешь по умышленному . Получишь пожизненное.

Если признаешься, но скажешь, что она тебя оскорбила, то тогда будет хорошая вероятность поменять статью и получить в худшем случае лет двадцать, а потом по трети выйти на свободу.

Следователю -то все равно, сколько «пациент» получит, ему главное дело раскрыть, а уж по какой статье-это значения не имеет.

Подумал Роман, подумал и пришел к выводу, что логично следак излагает. Известно, что бывшие менты «колются» быстрее других.

Вот тут на сцене и появляется заявление Задорова, что школьница попросила у него закурить, а затем начала его оскорблять.

Незадача было только в том, что Таир, хоть и была девушка совсем не робкого десятка и за словом в карман не лезла, но она не курила.

"Дай закурить" - это типично "русские" примочки.

Задоров, в силу недолгого нахождения в стране, с национальными особенностями, местной ментальностью и колоритом знаком не был. Для него «дай закурить» являлось нормальным основанием к конфликту.

Ни один следователь не подсказал бы ему такую версию, так как любому понятно, что некурящая Таир просто не знает, что после отказа в “дай закурить” по правилу хорошего тона положено затеять скандал.

Предполагаю, что если бы защита правильно оценила шансы этого дела и с самого начала не стала бы безуспешно отказываться от признаний, а пошла бы на сделку с прокуратурой, то скорее всего судьба Задорова сложилась бы по-другому. Хотя, лучше бы по-другому сложилась бы судьба Таир Рада.

Персвоисточник: http://advraskin.com

 




Партнеры