Реальна ли перспектива ядерного удара КНДР по США?

Эксперты Люксембургского форума призывают к деэскалации ситуации на Корейском полуострове

20 апреля 2017 в 21:58, просмотров: 826

В Москве, в Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН состоялась презентация совместной книги Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы и фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» (“Nuclear Threat Initiative”, США) «Предотвращение кризиса в контроле над ядерными вооружениями и катастрофический терроризм».

Реальна ли перспектива ядерного удара КНДР по США?
В ходе презентации книги Владимир Дворкин, Алексей АРБАТОВ и Сергей ОЗНОБИЩЕВ ответили на актуальные вопросы журналистов, связанные с политической ситуацией в мире. Фото: Александр Розензафт, МК

В книге изложены рекомендации по наиболее важным вопросам нераспространения, а также по проблемам сокращения и ограничения ядерных вооружений, включая проблемы ядерного терроризма. Она также включает в себя Совместное заявление Люксембургского форума и фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы», которое, в соответствии с решением, принятым на конференции, было направлено президентам России и США.

На презентации эксперты поделились своим видением по таким актуальным проблемам как взаимоотношения и сотрудничество между Россией и США по целому ряду вопросов международной безопасности (включая Договор СНВ и новый договор о сокращении вооружений, развёртывание ПРО, договор РСМД, борьба с ядерным терроризмом, утилизация плутония), ядерная программа Ирана, нераспространение ядерного оружия и т.д.

Не обошли своим вниманием участники презентации и такой актуальный вопрос как ситуация на Корейском полуострове в связи с намечающимися очередными ядерными испытаниями КНДР и заявлением вице-президента США о конце эры «стратегического терпения» в отношении этой страны на фоне манёвров авианосной группы США в регионе, что в совокупности может привести к началу ядерной войны с непредсказуемыми последствиями.

«Решения руководства Северной Кореи не предсказуемы, однако даже оно должно понимать, что подобная демонстрация может привезти к катастрофическим последствиям, - заявил накануне президент Люксембургского форума Вячеслав КАНТОР - Необходимо решительное вмешательство мирового сообщества, например, ООН, которая взяла бы на себя функции посредника по деэскалации ситуации, иначе вероятность вооруженного конфликта будет возрастать».

Участие в презентации книги приняли такие известные международные эксперты как Владимир ДВОРКИН, председатель Оргкомитета Люксембургского форума, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН; Алексей АРБАТОВ, зампредседателя Оргкомитета Люксембургского форума, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, академик РАН; Сергей ОЗНОБИЩЕВ, заместитель председателя Оргкомитета Международного Люксембургского форума, заведующий сектором ИМЭМО РАН, директор Института стратегических оценок, профессор МГИМО (У) МИД РФ; ранее – начальник Организационно-аналитического управления РАН (Россия) и др.

В ходе презентации книги Владимир ДВОРКИН, Алексей АРБАТОВ и Сергей ОЗНОБИЩЕВ ответили на актуальные вопросы журналистов, связанные с политической ситуацией в мире. *

05:06

Вопрос. Северная Корея неоднократно испытывала баллистические ракеты, в открытую угрожает США ядерным ударом, а народ страны в данный момент на государственном уровне готовится к военному конфликту. В Белом доме считают, что КНДР может нанести ядерный удар по США к 2020 году. По вашему мнению, действительно ли это возможно?

Отвечает Владимир Дворкин. - Действительно Президент Трамп заявил, что в случае нового ядерного испытания США будут готовы рассмотреть возможность военного удара по КНДР. Тем самым, американский президент значительно сузил для себя возможность политического маневра и стал заложником развития ситуации. И северокорейскому лидеру отступать сложно – отмена следующего испытания будет расценена как его слабость внутри страны, и за рубежом.

Что касается реалистичности перспективы ядерного удара КНДР по США к 2020 г., то теоретически возможно создание боезаряда для ракет КНДР большой дальности, хотя имеющиеся на сегодня проблемы надежности этих средств доставки не будут решены.

Вопрос. Имеет ли смысл сейчас вести с США диалог по сокращению стратегических вооружений, учитывая последние события в Сирии и Афганистане?

- Несомненно, диалог по ограничению и дальнейшему сокращению ядерных вооружений отвечает долгосрочным интересам России, в том числе, и в силу недопустимости правового вакуума с высоким риском развязывания гонки вооружений в условиях неблагоприятного для нас значительного превосходства экономических возможностей США. Первые переговоры по ограничению стратегических вооружений в 70-е годы ХХ века начинались в гораздо более драматической ситуации вьетнамской войны, развязанной Вашингтоном, где напрямую затрагивались интересы Москвы.

Совсем недавно, уже после событий в Сирии и Афганистане состоялся визит в Москву госсекретаря Тиллерсона и его многочасовые переговоры с Лавровым и Путиным, что свидетельствует об осознании сторонами необходимости выхода на серьезный и многоплановый диалог.

Вопрос. Каковы перспективы восстановления российско-американского соглашения от 2000 года по утилизации плутония? Могут ли стороны воспользоваться отсутствием ограничений после разрыва соглашения в военных целях?

- В условиях обострения российско-американских отношений приостановка соглашения стала символическим жестом. Само по себе соглашение не решало проблем возможности или невозможности дальнейшей гонки ядерных вооружений, если она все-таки начнется. Соглашение об утилизации оружейного плутония предполагало, что с каждой стороны будут выведены из оружейных программ и утилизированы по 34 тонны плутония, которые стороны сами посчитали избыточными для целей свое национальной обороны. Сама утилизация должна была начаться только в 2018 г.

Ни Россия, ни США не вышли из соглашения. Его действие лишь приостановлено и его выполнение (при возможном внесении корректив сторонами) может быть продолжено в любой момент в случае улучшения отношений Москвы и Вашингтона и возврата их на рельсы сотрудничества.

Вопрос. Северная Корея продолжает испытания ракет. Не исключено, что в ближайшее время она может провести шестое подземное испытание ядерного оружия. Как вы оцениваете прогресс тех и других испытаний? Угрожают ли они России? Насколько реально говорить об обладании Северной Кореей достаточного арсенала ядерного оружия для агрессивных действий в отношении других стран?

- Прогресс в испытаниях несомненно есть. В случае, если расчетные характеристики при испытаниях не будут соблюдены, то возможны радиоактивные выбросы, которые могут затронуть и территории соседних стран, включая Россию. По имеющимся свидетельствам КНДР не имеет пока что ядерного арсенала, однако, если не будут предприняты срочные меры и резолюции СБ ООН будут оставаться на бумаге, такой арсенал может быть создан.

Вопрос. Как вы оцениваете перспективы сотрудничества в области СНВ? Трамп в феврале в интервью информационному агентству «Рейтер», фактически, подверг критике договор СНВ-3. Могут ли США отказаться продлить этот договор на 5 лет после 2021 года? Как отразится правовой вакуум в данном вопросе на состоянии российских СНВ?

- Для Президента Трампа – успешного, но не раз бывавшего в критических ситуациях бизнесмена – большая политика и, тем более, сокращение и ограничение вооружений – материя сложная и, пока что, во многом не изученная. В своих оценках в ближайшем будущем он будет зависеть от сиюминутных экспертных советов, текущей политической конъюнктуры.

В принципе, можно представить, что в какой-то своей части СНВ-3 менее выгоден Америке, потому что по нему впервые в истории таких договоров сокращать ядерные вооружения по большей части приходится Соединённым Штатам. А нам необходимо выводить из строя устаревшие виды вооружений, но с их пополнением мы не успеваем и потому сейчас «естественным путем» опускается до потолков, зафиксированных этим Договором. США же свои вооружения реально сокращают, но весьма «щадящим» образом: в основном, снимая часть боеголовок с многозарядных ракет (например, с каждой по 4-5 из 8 или по 2 из 3) и отправляя их в хранилища.

Возникающие по ходу сокращений асимметрии – мелочь по сравнению с опасностью неконтролируемой гонки ядерных вооружений, которая может начаться в случае отказа от Договора и последующих соглашений. Есть надежда, что Трампа постепенно введут в курс дела его советники и он поймет важность взаимных ограничений в области ядерного оружия. За несколько месяцев с момента прихода к власти Трамп уже успел кардинально поменять свою позицию по ряду ключевых, заявлявшихся как принципиальных вопросов.

Следует напомнить, что и демократы, и республиканцы в Сенате ратифицировали в 2011 году Пражский договор (СНВ-3) только после больших дебатов.

Вопрос. Выполняются ли условия договора СНВ-3 обеими сторонами? Пресс-служба Госдепартамента США в своих справочных материалах опубликовала совокупные показатели о выполнении российско-американского Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Россия на данном этапе располагает 1765 развернутыми атомными боезарядами, а Вашингтон - 1411. На вооружении России сейчас находится 523 оперативно развернутых носителя ядерных боезарядов. В их число входят межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), тяжелые бомбардировщики (ТБ) и баллистические ракеты на подводных лодках (БРПЛ). У США таких носителей теперь 673. Кроме того, в целом развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, БРПЛ и ТБ в России насчитывается 816, в США - 820. Сохраняется ли баланс сил?

- Официальные представители МО и МИД РФ в прошедшие годы после подписания Договора СНВ 2010 г. неоднократно подчеркивали, что Россия и США выполняют этот Договор.

Договор СНВ-3 дает уверенность сторонам, что стратегическая стабильность не нарушается, а стратегические ядерные вооружения США и России будут ограничены определенными согласованными рамками. Договор позволяет Москве и Вашингтону детально знать ядерные силы и программы их развития друг у друга. В Россию ежегодно приезжают до 18 инспекционных групп, которые имеют возможность  посещать шахтные пусковые установки наших ракет, подводные ракетоносцы, мобильные пусковые установки, тяжелые бомбардировщики. То же самое и мы делаем в США. Взаимные инспекции и обмен данными нарушений соглашения не выявили.

Договор обеспечит баланс стратегических ядерных сил сторон на пониженном количественном уровне. Его параметры хорошо известны. Соглашение рассчитано на 10 лет и стороны движутся к его выполнению, но с различных «стартовых позиций», что и объясняет имеющиеся на сегодня количественные дисбалансы.

Например, по условиям Договора стороны должны сократить к 2021 году свои стратегические ядерные вооружения до семисот развернутых носителей. США последовательно проводили это сокращение (в 2016 году сократили более чем на 60 единиц), и по результатам обмена данными в конце 2016 года в составе ядерной триады их стало 681. В то же время в России в конце 2016 года было всего 508 развернутых носителей. То есть американцы должны затрачивать свои средства на сокращение СНВ, а русские, наоборот, могут ничего не расходовать или даже нарастить почти на 200 носителей свой ядерный потенциал.

Вопрос. Насколько, по-вашему, элементы американской системы ПРО, размещаемые в Европе, являются действенным средством в борьбе для противодействия российским ракетам с ядерными боеголовками?

В настоящее время и на ближайшее будущее (10-15 лет) элементы американской системы ПРО, размещаемые в Европе, не представляют угрозы для российского стратегического потенциала сдерживания. Беспокойство у российских специалистов вызывает тот факт, что разрабатываемая и развертываемая США ПРО не ограничена какими-то территориальными и техническими рамками, и ее развитие не исключает придания ей возможности минимизации российского потенциала сдерживания. Поддержание потенциала сдерживания требует модернизации стратегических средств доставки и таким образом развитие средств ПРО инициирует технологическое соперничество, или, другими словами – раскручивает «гонку вооружений» на технологическом уровне.

Вопрос. Известно, что США планируют размещение противоракетных комплексов THAAD в Южной Корее. В то же время ведутся разработки новой системы THAAD-ER, в которой используется двухступенчатый перехватчик с повышенной скоростью, способный догонять и уничтожать гиперзвуковые ракеты. Насколько, по-вашему, эта система, размещённая в Южной Корее может представлять опасность для российских СЯС на Дальнем Востоке?

- Как уже отмечалось, техническое совершенствование противоракетных систем увеличивает их потенциал перехвата. Скорость перехватчиков – важный показатель способности системы решать задачу перехвата, особенно для ситуации, когда речь идет о перехвате на активном участке полета. В этом случае, чем ближе расположен перехватчик к точке старта, тем большими возможностями он будет обладать. В таком контексте, если в США будет создан аналог  THAAD-ER с размещением на кораблях, то ее постоянное размещение около Корейского полуострова, потребует от РФ принятия мер противодействия для сохранения потенциала сдерживания на приемлемом уровне. 

*Согласно стенограммы пресс-службы Люксембургского форума.  



    Партнеры