Нераскрытая тайна смерти Яна Масарика

Похоже, один из величайших демократов ХХ века и друг еврейского народа, стал жертвой советских чекистов

05.07.2011 в 01:24, просмотров: 4803

Сталин не особенно, жаловал главу Чехословакии, а при Хрущеве и Брежневе его постарались "забыть" настолько, что и в смутные горбачевские времена особо не вспоминали.

Нераскрытая тайна смерти Яна Масарика
Ян Масарик на одном из торжественных приемов

В бывшем Союзе о первом президенте Томаше Масарике, вероятно, было известно лишь небольшому кругу историков. Сталин не особенно, жаловал главу Чехословакии, а при Хрущеве и Брежневе его постарались "забыть" настолько, что и в смутные горбачевские времена особо не вспоминали. В "Истории гражданской войны" отмечалось, что чехословацкий корпус использовался Антантой против советской власти в Сибири, а затем через Владивосток отбыл в Западную Европу. Дипломатические отношения с Чехословакией были установлены лишь в 1934 г. Правда, в 1935 г. был заключен советско-чехословацкий договор о взаимной помощи. Но в силу ряда обстоятельств условия договора практически не получили развития.

При посещении Праги в 1998 г., нашу туристическую группу поселили в отеле "Аметист", расположенном на улице Яна Масарика недалеко от Вацлавской площади. Поинтересовавшись историей названия улицы, довелось услышать, что она названа в честь сына первого президента Чехословакии Яна Масарика, ставшего - не без участия Москвы, - жертвой коммунистического режима в 1948 году.

Изучение различных источников раскрыло историю жизни и деятельности этого видного дипломата, патриота Чехословакии.

Ян Масарик

Ян Гарриг Масарик родился в 1886 г. Его карьера началась в 1919 г., когда по желанию отца он поступил на дипломатическую службу. В 1920-1925 г.г. Ян Масарик был личным секретарем тогдашнего министра иностранных дел Э.Бенеша. Незадолго до кончины Томаша Масарика, сын пообещал отцу, что при любых обстоятельствах не оставит президента Бенеша (с 1935 г.) и будет верен ему.

В 1925 г. Ян Масарик был назначен послом в Лондоне. В 1933 г. в Лондоне Ян Масарик участвовал от имени президента Чехословакии в подписании конвенции об определении агрессии.

В период испанских событий в середине тридцатых годов Ян Масарик подключился к работе Комитета по невмешательству в дела Испании, созданном в 1935 г. по инициативе правительства Великобритании. Посол СССР в Лондоне И.Майский тепло отзывался о Масарике. Он считал его "чрезвычайно осведомленным дипломатом".

Масарик неловко себя чувствовал в этом Комитете. В душе он горячо сочувствовал испанским демократам. Однако директивы, поступавшие из Праги, предписывали ему быть весьма осторожным в отношении гитлеровской Германии. Хотя, отмечает Майский, при малейшей возможности он информировал о планах и намерениях представителей Германии, а также англичан и французов.

Мюнхенский сговор

Особенно серьезное время деятельности Яна Масарика выпало на середину 30-х - начало 40-х годов - в предмюнхенский период и последовавшего сговора Англии и Франции с Гитлером.

В 1936 г. усилилось давление Гитлера на Чехословакию через судето-немецкую партию. Начинаются беспорядки в Судетской области Чехословакии, в которой в основном проживали немцы. 20 февраля 1938 г., выступая в рейхстаге, Гитлер заявил об особых правах Германии на охрану немецких меньшинств, проживавших в других странах. Назывался ряд стран: Австрия, Чехословакия, Польша и др. Тут же началось практическое осуществление германских претензий. 12 марта немецкие войска провели аншлюс Австрии, включив ее в состав рейха. Наступила очередь Чехословакии.

Ян Масарик решительно выступал против политики умиротворения Гитлера, проводимой Великобританией и Францией за счет Чехословакии. 7 сентября 1938 г. в английской газете" Таймс" появилась зловещая передовица, суть которой была выражена в следующей фразе: "Может быть, чехословацкому правительству следует подумать, надо ли совсем исключить проект, нашедший сочувствие в некоторых кругах (читай в Англии и Франции - С.К.), согласно которому Чехословакия могла бы стать более целостным государством путем отказа от полосы чужеродного населения, расположенного рядом с единокровной ему нацией". Это было по сути завуалированное предложение разрешить чехословацкий кризис путем передачи Судетской области третьему рейху (не напоминает ли вам недавно озвученный план Барака Обамы, столь горячо поддержанный "прогрессивным человечеством", "ближневосточным квартетом" и израильской оппозицией, этот самый британский совет?).

Ян Масарик сразу же заявил Форин Оффис протест против опубликования статьи. Министру иностранных дел Э.Ф.В.Галифаксу пришлось заявить в печати, что содержание статьи не отражает позицию британского правительства. Однако этому никто не поверил. Тем более что накануне 6 сентября статью аналогичного содержания опубликовала парижская газета "Ля репюблик", рупор французского министра иностранных дел Бонне. Гитлер увидел в этих публикациях проявления слабости и колебаний правительств этих стран. Это сказывалось на последующем ходе развития событий.

Франция, имевшая с Чехословакией союзный договор, все более склонялась к поддержке курса Англии, боясь остаться один на один с германским агрессором и мало веря заявлениям Москвы оказать помощь Чехословакии при условии такой помощи с французской стороны. Немаловажную роль играли опасения распространения "бацилл большевизма" и усиления влияния СССР на европейские дела.

Президент ЧСР Э.Бенеш в тот момент твердо стоял на своем: политика в отношении немецкого меньшинства - внутреннее дело Чехословакии. Однако под давлением Лондона затем вынужден был несколько смягчить позицию и заявить о подготовке проекта акций, касающихся меньшинств, в то время позволявшее бы сохранить единство государства.

29 июня Невилл Чемберлен, согласно сообщению Масарика в МИД ЧСР, обвинил президента и правительство Чехословакии в том, что они умышленно медлят с переговорами и потребовал от Галифакса, чтобы он снова обратился в Париж с предложением о совместном нажиме на Прагу. 14 сентября 1938 г. посол Ян Масарик телеграфирует в МИД своей страны, ссылаясь на компетентный источник, что в сделанном Бонне заявлении говорится, "необходимо сохранить мир, даже пожертвовав ЧСР, и что Франция не готова и не хочет за нее воевать".

В последующие дни события развиваются весьма быстро. Оказывается, 23 сентября Гитлер на встрече с Чемберленом в Годесберге ультимативно выдвинул еще более жесткие, чем англо-французские условия решения судето-немецкого вопроса. 24 сентября Э.Галифакс принял Я.Масарика и заявил ему, что ни он, ни премьер не могут советовать Чехословакии принять эти требования. Вместе с тем он настаивал на необходимости подумать о том, не лучше ли уступить Гитлеру, чем быть разбитыми. Масарик от своего имени ответил Галифаксу, что считает документ Гитлера "ужасным" и неприемлемым и добавил:

"Скорее мы все умрем, чем переживем такое унижение".

Масарик в сообщении МИД советует осуществлять все военные приготовления и проявлять твердость, полагая, что в этом случае, возможно, Англия и Франция выступят в поддержку Чехословакии.

Затем 26 сентября Ян Масарик передает ноту министру Галифаксу относительно готовности Чехословакии принять участие в международной комиссии с участием Германии и других стран для разрешения судетско-немецкого вопроса. Но было уже поздно. Англия и Франция к этому времени приняли окончательное решение согласиться со всеми требованиями Гитлера, и все призывы Праги остались без ответа. Накануне совещания в Мюнхене Масарик 28 сентября встретился с Галифаксом и спросил: поскольку совещание созывается для того, чтобы решить судьбу его страны, почему ее представители не приглашены принять в ней участие? На это ему заявили, что это конференция великих держав.

"Тогда, как я понимаю, - заметил Масарик, - Советский Союз также приглашается на эту конференцию. В конце концов, Россия тоже имеет договор с моей страной".

На это Галифакс смущенно ответил, что пригласить Россию не было времени, и что Гитлер мог вообще отказаться от этой идеи. Чем не убедительно?!

29 сентября в Мюнхене прошло совещание Гитлера, Муссолини, Даладье и Чемберлена, на котором было решено, что Чехословакия должна быть расчленена. Чехословацкая республика в границах 1918 года перестала существовать. А 10 октября завершилась оккупация пограничных областей ЧСР войсками вермахта. В знак протеста против подобных действий западных держав, Масарик ушел в отставку.

Время изгнания

В 1938-1939 г. Масарик посетил США, где выступал с лекциями, призывая к борьбе против стран оси (Германия, Италия, Япония).

В 1939 г. он вернулся в Англию, где его застала Вторая мировая война. В июле 1940 г. британское правительство признало Чехословацкий национальный комитет в качестве временного правительства. Тогда же Ян Масарик стал министром иностранных дел в эмигрантском чехословацком правительстве в изгнании. Одновременно он руководил работой радиостанцией "Говорит Лондон", вещавшей на оккупированную Чехословакию, вел важные переговоры.

Главной задачей Яна Масарика было осуществление связи между чешским правительством и британским кабинетом. Во многом благодаря Масарику в июле 1941 г. Великобритания признала правительство Э.Бенеша законным представителем Чехословакии и официально в 1942 г. денонсировало Мюнхенские соглашения 1938 года.

Любопытные данные приводит Ульям Ширер в книге "Взлет и падение Третьего рейха: история нацистской Германии". (Лондон, 1961). Оказывается, нацисты составили "черный список", в который внесли 2820 человек, как англичан, так и беженцев из стран Европы, которых следовало арестовать или взять под надзор в случае успеха. Среди важных иностранцев были названы президент Чехословакии Эдуард Бенеш, министр иностранных дел Ян Масарик, один из лидеров сионистов, будущий президент Израиля Хаим Вейцман.

Ян Масарик поддерживал хорошие отношения с Москвой, и 18 июля 1941 г. в результате переговоров, происходивших в Лондоне, советский посол Иван (настоящее имя, кстати, тоже Ян) Майский и чехословацкий министр иностранных дел Ян Масарик подписали соглашение, по которому правительства СССР и Чехословакии взяли на себя обязательства оказывать друг другу помощь и поддержку в войне против нацистской Германии. Советское правительство согласилось на создание на территории СССР чехословацких воинских частей, которые должны были действовать под руководством Верховного Главнокомандования СССР.

Победа, ставшая поражением

9 мая 1945 г. Злата Прага приветствовала советских воинов-освободителей. 16 мая временный президент Чехословацкой республики Эдуард Бенеш после семилетнего отсутствия вернулся в свою столицу. Бенеш начал честно воплощать в жизнь договор, заключенный со Сталиным, который был ими обсужден месяц назад в Москве. Замечу, советский вождь тайно обещал Бенешу, что будет тормозить чехословацких коммунистов, если те увлекутся социалистическими преобразованиями во вред концепции народной демократии. В Праге было сформировано коалиционное правительство, возглавляемое коммунистом Клементом Готвальдом, министром иностранных дел стал Ян Масарик.

Но Кремль недолго терпел, чтобы под боком существовала многопартийная демократия. Момент истины наступил, когда в июне1947 г. Бенеш принял приглашение участвовать в плане Маршалла, предложенном американцами для восстановления Европы. Даже премьер-коммунист Готвальд считал, что его страна не имеет права отказываться от этого шанса. Но Сталин вызвал в Москву чехословацкую делегацию и объяснил Масарику, что если чехи дорожат дружбой с Советским Союзом, им следует отказаться от плана Маршалла. Прага вынуждена была подчиниться.

Именно тогда Бенеш окончательно понял, что Сталин его обманул, что никакой "равноудаленности" от Москвы и Запада ему не позволят, что красивые слова "народная демократия" - только ширма для советизации страны. Через неделю у Бенеша случился инсульт. Имеются свидетельства очевидцев и записи в личных дневниках, в которых Масарик пишет или говорит своим друзьям:

"Я уезжал в Москву свободным человеком, а вернулся рабом".

Каждый антисемит - это потенциальный убийца

В 1947 г. произошли еще одни важные события, в которых Ян Масарик принимал активное участие, подтвердив свою глубокую порядочность, верность идеалам гуманизма.

Известно, что руководители Чехословакии традиционно симпатизировали палестинским евреям. Первый президент страны Томаш Масарик всячески поддерживал сионистов. Он говорил:

"Нельзя ожидать, чтобы государства вели себя как джентльмены".

Томаш Масарик

Но сам Масарик-старший старался вести себя безукоризненно. Он посетил Эрец-Исраэль. Его сын Ян Масарик помогал отправке беженцев-евреев в Палестину. Еще будучи послом в Лондоне, Ян Масарик сблизился с Хаимом Вейцманом и горячо сочувствовал сионистскому движению, считая возрождение еврейского государства одной из величайших политических идей эпохи. Он был непримиримым борцом против нацизма и утверждал, что каждый антисемит - это потенциальный убийца, место которому в тюрьме.

29 ноября 1947 года Ян Масарик от имени Чехословакии голосовал на заседании Генеральной Ассамблеи ООН за создание двух государств в Палестине - еврейского и арабского. Ян Масарик сыграл ключевую роль в подготовке одной из тайных операций послевоенных лет. Он всячески содействовал отправке оружия и снаряжения палестинским евреям для отражения вооруженного выступления арабов, отказавшихся признать решение ООН.

Хаим Вейцман в 1948 году

"Братская помощь" дядюшки Иосифа

Тем временем в самой Чехословакии назревал кризис. "Дядюшке Иосифу" больше не нужны были ни Бенеш, ни Масарик. Кроме того, компартия теряла поддержку. В Москве решили исправить положение по своему сценарию. Для этого и повод представился. Министры (не коммунисты) потребовали обсудить деятельность министерства внутренних дел и, особенно, управления государственной безопасности, которое контролировалось коммунистами и советниками из московского МГБ. В ответ на отказ коммунистов отчитаться о деятельности органов госбезопасности, двадцатого февраля 1948 года остальные министры подали в отставку. Но Готвальд и его коммунистические сторонники вместо проведения новых выборов пригрозили поднять рабочую милицию и пригласить советские танки. Несмотря на сопротивление Бенеша, угроза гражданской войны вынудила его сдаться. Вся власть перешла к коммунистам. Это был государственный переворот.

На предложение Готвальда войти в правительство согласился председатель социал-демократической партии З.Фирлингер. Согласие дал и Ян Масарик, занимавший в прежнем правительстве пост министра иностранных дел. Масарик был нужен Готвальду, чтобы предотвратить в тот период превратное представление за рубежом о правительстве верных сталинцев.

Но планы на ближайшее будущее не исключали возможности сделать правительство чисто партийным, коммунистическим, и в этом смысле Масарик мог помешать.

Последний полет Яна Масарика

10 марта 1948 года, через две недели после прошедших февральских событий, Масарик был найден мертвым под окном своей квартиры. Официально было признано, что министр ушел из жизни по собственной воле, выбросившись из окна под воздействием психологической депрессии.

Вывод, сделанный госбезопасностью образца 1948 года, на протяжении многих лет не подвергался сомнению. Последующий пересмотр дела полицией привел к заключению, что Ян Масарик был убит.

Версия об убийстве не нова и находила как сторонников, так и противников. Следствие неоднократно откладывалось. Тем не менее, один из представителей органов госбезопасности Чехословакии Зденек Борковец, который появился в Чернинском Дворце спустя час после обнаружения тела, констатировал, что спальня Масарика пребывала в необычайном беспорядке. На полу валялись осколки стекла, в ванной лежали подушки. По словам советской разведчицы, участницы гражданской войны в Испании Елизаветы Паршиной, Масарика ликвидировала группа, который руководил Александр Коротков, начальник Управления нелегальной разведки МГБ. Последнее расследование по "делу Масарика", проводившееся в 2001-2003 годах, показало, что министр мог быть устранен агентами МГБ, след которых ведет, понятное дело, в Москву.

На основании данных Управления документации и расследований преследований коммунизма, был сделан запрос к российской стороне в оказании содействия по проведению допроса Елизаветы Паршиной, бывшей нелегальным агентом в 1945-1953 годах на территории Чехословакии под прикрытием художника-оформителя детских книг.

Елизавета Паршина унесла с собой в могилу тайну смерти Яна Масарика.

Только через полгода Генеральная прокуратура в письменной форме сообщила о невозможности проведения допроса в связи с тем, что Елизавета Паршина скончалась. В начале 2003 г. Москва сообщила:

"Архивные материалы, к которым был проведен интерес, в соответствии с предписаниями надлежащих законов Российской федерации, до сих пор являются государственной тайной".

Невольно возникает вопрос, почему ответ дан в такой форме? Ведь российская сторона могла прямо ответить, что не имеет к этому никакого отношения. Что скрывает российская сторона? Не исключено, что в советских архивах находятся какие-либо документы, которые могут быть неприятны для бывшей советской, а ныне российской стороны.

Отметим, что в вышедшей в 2010 году книге "Ликвидаторы КГБ. Спецоперации советских спецслужб 1941-2004 г.г." Александр Колпакиди недвусмысленно пишет:

"Как бы там ни было, но вина советского руководства в смерти Масарика действительно есть".

Памятник великому гуманисту в Праге

Это вызывает опасения, что если российские архивы и далее останутся закрытыми, то прогресса в "деле Масарика" не наступит.

Было бы очень полезно почитать книгу писателя Авигдора Дагана "Разговоры с Яном Масариком", вышедшую в 1951 г. в Тель-Авиве. Автор часто беседовал с Яном Масариком - и до, и после коммунистического переворота в феврале 1948 года, и не сомневался, что его смерть была насильственной.