Рютин против Сталина

Бросивший перчатку всесильному горцу

15.01.2012 в 12:06, просмотров: 9103

Мартемьян Рютин - партийный функционер, который пытался организовать сопротивление Сталину уже после того когда оппозиция в ВКП(б) была разгромлена. Зиновьев и Каменев, а затем "правые" Бухарин и Рыков потерпели поражение.

Рютин против Сталина
Рютин Мартемьян

И тогда попытку свалить диктатора предпринял Рютин, создавший подпольную организацию "Союз марксистов-ленинцев". Рютин и его группа обвинили Сталина и его соратников в том, что они оказались от марксистской идеологии, предали интересы рабочего класса. Свои планы Рютин и его товарищи строили в расчете на изменения в политике партии коммунистов путем прежде всего устранения Сталина. Они исходили из иллюзии, что их поддержит большинство коммунистов. Реальными силами и возможностями, созданный Рютиным "Союз" не располагал.

Мартемьян Никитич Рютин родился 13 февраля 1891 года в деревне Верхне-Рютино Усть-Удинского уезда Иркутской губернии. Сын крестьянина. С 12 лет работал на кондитерской фабрике в Иркутске, затем "мальчиком" в молочной лавке.

Судьбу Мартемьяна изменила случайная встреча с ссыльным социал-демократом Б.В.Морковниным, который помог ему поступить в Иркутскую учительскую семинарию. Начало его учебы в семинарии совпало с Первой русской революцией. Часто бывая вместе с другими семинаристами на политических митингах, Мартемьян не примкнул к какой-либо революционной организации. После окончания семинарии Рютин работал учителем в деревне Шивера. Здесь он много времени уделяет самообразованию, знакомится с трудами Маркса, Ленина, Плеханова, Бабеля, Каутского и др.

В октябре 1914 года вступил в РСДРП, сразу же примкнул к большевикам. Во время Первой мировой войны был призван в армию. Закончил Иркутскую школу прапорщиков. Затем служил в Харбине в составе 618-й Томской дружины. В 1917 году прапорщик Рютин вышел перед строем солдат и объявил о победе Февральской революции и о свержении царя Николая Второго. Он был избран в состав Харбинского Совета рабочих и солдатских депутатов, а затем председателем этого Совета. В июле 1917 года был сформирован Харбинский комитет РСДРП(б) в состав которого вошел Рютин. Русские войска покидают Харбин. И он возвращается в Иркутск. Активно включается в работу местной партийной организации большевиков. По ее поручению занимается пропагандистской работой в местном гарнизоне. Лозунги большевиков, особенно лозунг "Долой империалистическую войну!" близки и понятны солдатам Иркутского тылового гарнизона. Рютин создает в воинских частях гарнизона большевистские организации. Он непременный оратор на всех солдатских митингах и его выступления пользуются успехом у слушателей.

Начинается Гражданская война и военная интервенция. Весной и летом 1918 года обстановка в Сибири осложнилась. Во многих районах большевики вынуждены перейти на нелегальное положение. Создаются партизанские отряды. Одним из них в Прибайкалье командует Рютин. Он принимает участие в боях с войсками Колчака. В 1919 году - член Новониколаевского ревкома, председатель Иркутского губернского исполкома. В 1920-1921 гг. - председатель Иркутского губкома РКП(б). Был делегатом 10 съезда партии и вместе с другими делегатами этого съезда участвовал в подавления Кронштадтского восстания. С января по декабрь 1923 года - секретарь Дагестанского обкома РКП(б). С марта 1924 года в Москве - заведующий агитационно-пропагандистским отделом МК, секретарь Краснопресненского райкома партии.

В 1924-1927 гг. Рютин очень активно поддерживал Сталина в борьбе с Троцким и его сторонниками, с "новой оппозицией" Зиновьева и Каменева. Был инициатором создания отрядов боевиков, которые маскируясь под рабочих и вооруженные дубинками, разгоняли митинги и собрания оппозиции в Москве и Ленинграде.

Как активный сторонник политики Сталина Рютин выступал на 15-м съезде партии. Большая часть его выступления была посвящена борьбе с оппозицией. В полном соответствии с установками ЦК он характеризовал ее как "социал-демократический уклон". "Было бы ошибкой, похоронами партии, если бы мы приняли предложения оппозиции, пошли с ней на соглашение, - заявил с трибуны съезда Мартемьян Никитич, Это было бы началом распада партии... Либо троцкизм, но вместе с Троцким, за воротами партии, либо ленинизм тогда оставьте троцкистские взгляды за воротами партии". Иосиф Виссарионович был очень доволен выступлением Рютина на съезде, о чем сказал ему лично. На 15-м съезде партии Рютин был избран кандидатом в члены ЦК.

Однако уже в следующем 1928 году отношение Рютина к Сталину резко изменилось. Он не поддержал его политику в деревне и методы индустриализации. Довольно быстро Мартемьян Никитич из ярого сторонника Сталина превратился в его политического противника. Он увидел опасность его политической линии. Рютин встал на платформу "правой оппозиции" Бухарина, Рыкова, Томского. Он разделял их взгляды и считал, что они соответствуют интересам трудового народа. В 1928 -1929 гг. они выступили против свертывания нэпа, форсирования индустриализации и коллективизации, Эти взгляды были объявлены "правым уклоном" в ВКП(б). На апрельском Пленуме ЦК (1929 г.) подверглись резкой критике и были "разгромлены". "Правые" признали свои ошибки и покаялись. Рютин в отличие от лидеров "правой " оппозиции не отрекся от своих взглядов.

Возглавив группу недовольных проводимой Сталиным политикой, составил обращение "Ко всем членам ВКП(б)", в котором обвинил Сталина в извращении учения Ленина, узурпации власти. (См. К.Залесский "Империя Сталина", М., "Вече", 2000).

Вполне понятно, что Рютин не мог выступить с "открытым забралом", его бы непременно сразу же арестовало ОГПУ. Ему удалось склонить на свою сторону несколько десятков коммунистов.

Осенью 1930 года в ЦК ВКП(б) поступил донос от члена партии с 1917 года Немова, что в личных беседах с ним и другими коммунистами Рютин говорил о губительном характере политики Сталина и о необходимости отстранения его от руководства. Немов работал вместе с Рютиным в Краснопресненском райкоме и тот ему доверял и поэтому откровенничал.

Сталин, который уже от ОГПУ получил информацию о беседах Рютина с некоторыми коммунистами, писал 13 сентября 1930 года Молотову, что "в отношении Рютина нельзя будет ограничиться исключением, выслать куда-либо подальше от Москвы. Эту контрреволюционную нечисть надо разоружить до конца".

Уже через три дня после доноса Немова дело Рютина было рассмотрено на заседании президиума ЦКК (Центральной контрольной комиссии). Его исключили из партии "...за предательски-дворушническое поведение и за попытку подпольной пропаганды правоуклонистских взглядов".

Исключенный из партии и снятый со всех постов Мартемьян Никитич работал экономистом в "Союзсельэлектро".

13 ноября 1930 года Рютина арестовывают по обвинению в контрреволюционной агитации и пропаганде. Он провел несколько месяцев в Бутырской тюрьме. В ходе следствия все обвинения отрицает. Председатель ОГПУ Менжинский обращается к Сталину, что с ним делать? Тот отвечает: "Выпустите. Может, образумился. Но из поля зрения не упускайте". После этого разговора коллегия ОГПУ 17 января 1931 года признала обвинения недоказанными и Рютина освободили.

Выйдя на свободу, Рютин поставил перед собой цель создать подпольную организацию для борьбы со сталинским режимом. И он приступил к ее формированию. Было создано ее ядро, куда вошли сам Рютин, В.И.Каюров, член партии с 1900 года, М.С.Иванов, член партии с 1906 года, руководитель группы Наркомата рабоче-крестьянской инспекции и другие.

В марте 1932 года Мартемьян Никитич начинает писать свою теоретическую работу "Сталин и кризис пролетарской диктатуры". Эта работа стала идеологической платформой будущей организации, получившей название "Союз марксистов-ленинцев". Ее организационное оформление состоялось 22 августа 1932 года на конференции. Она проходила в селе Головино под Москвой в доме члена ВКП(б) П.Сильченко. Присутствовало 14 человек, прибывших из Москвы и Харькова. Был избран комитет и принято "Обращение ко всем членам ВКП(б)" получившее позже название "Манифеста".

В своих документах, основным автором которых был Рютин, "Союз" подверг резкой критике политику сталинизма, но он по-прежнему исходил из возможности исправить положение путем отстранения силами членов партии Сталина и его окружение, восстановления нормальной работы Советов, профсоюзов. Как и раньше, Рютин считал правильной платформу "правой" оппозиции", но признавал теперь правоту и "левой" оппозиции в вопросах внутрипартийной демократии (См.: Б. А.Старков "Дело Рютина" - в книге "Они не молчали". Сборник статей, М.., Политиздат, 1991).

В своей работе "Сталин и кризис пролетарской диктатуры" Рютин писал: "Сталинская политическая ограниченность, тупость. И защита его обанкротившейся генеральной линии являются пограничными столбами за черту которых отныне не смеет переступить ленинизм. Подлинный ленинизм отныне перешел на нелегальное положение, является запрещенным учением. Ошибки Сталина и его клики из ошибок переросли в преступления.

...Самый злейший враг партии и пролетарской диктатуры, самый злейший контрреволюционер и провокатор не мог бы выполнить работу разрушения партии и социалистического строительства страшнее, чем это делает Сталин. Сталин объективно выполняет роль предателя социалистической революции.

Для борьбы за уничтожение диктатуры Сталина надо в основном рассчитывать не на старых вождей, а на новые силы. Эти силы есть, эти силы будут быстро расти".

Борьба рождает вождей и героев... Конечно на роль такого вождя и героя вполне мог претендовать Рютин. В составленном им обращении "Ко всем членам ВКП(б)" содержался призыв к свержению Сталина и его клики. Для этого, подчеркивалось в обращении, надо создавать повсеместно ячейки "Союза марксистов-ленинцев". Обращение к партии заканчивалось такими словами: "От товарища к товарищу, от группы к группе, от города к городу должен передаваться наш основной лозунг: "Долой диктатуру Сталина, долой банду политиканов и политических обманщиков!". Всесоюзная конференция "Союза марксистов-ленинцев", июнь 1932 года. Прочитав, передай другому. Размножай и распространяй" (См.: Рудольф Баландин, Сергей Миронов "Клубок" вокруг Сталина", М.., "Вече", 2002).

Конечно, Рютин и его товарищи пребывали в плену иллюзий, не видели или не хотели видеть реальную картину. Их обращение к партии не могло рассчитывать на успех. Партия и госаппарат, включая ОГПУ были в руках Сталина, тогда еще большинство коммунистов ему верили и шли за ним. И собравшаяся кучка "мятежников" тогда не имела шансов на успех. За ней не стояли реальные силы. Щит партии, опричники Сталина-чекисты были бдительны, их агентура, просто доносчики были везде.

Уже 14 сентября 1932 года в ЦК ВКП(б) поступило заявление от двух членов партии в котором они сообщали о полученном от Каюрова "Обращении ко всем членам ВКП(б)". В период с 15 по 23 сентября были арестованы практически все члены "Союза марксистов-ленинцев", в том числе 22 сентября в Ессентуках был арестован Рютин. На допросе у начальника секретно-политического отдела ОГПУ Молчанова он заявил: "За мной никто не стоит. Вдохновителем и организатором был я".

Мартемьян Никитич в ходе допросов в ОГПУ брал всю ответственность на себя, включая составление документов. То же самое делал Каюров. Позже из-за этого возникли споры об авторстве документов "Союза марксистов-ленинцев".

Рютина подвергли пыткам и шантажу. Грозили уничтожить всю семью. Он подписал все требуемые признания. Ему был вынесен смертный приговор. Дочь Рютина, которая после вынесения приговора вместе с матерью и в присутствии сотрудников ОГПУ, пришла на свидание с отцом, рассказывала, что он несколько раз повторял: "Вас не тронут. Я подписал все, что он требовал". Имелся в виду Сталин.

Приговор Рютину обсуждало Политбюро. Сталин предложил утвердить. Но это был еще 1932 год. Некоторые члены Политбюро могли в редких случаях возразить. Киров и Орджоникидзе не согласились. И даже Каганович воздержался. В результате расстрел заменили 10 годами тюремного заключения. Сначала Мартемьян Никитич находился в заключении в Верхнее-Уральском политизоляторе, затем в мае 1933 года переведен в Суздальскую тюрьму.

В октябре 1936 года новый нарком внутренних дел Ежов то ли по своей инициативе, а возможно по указанию Сталина распорядился провести доследование по делу Рютина. Теперь ему предъявили обвинение в терроре. 4 ноября 1936 года он обратился с заявлением в ЦИК СССР (тогда это был высший государственный орган) категорически отрицал свою причастность к терроризму и заявил, что "не будет каяться и просить прощения в случае вынесения смертного приговора".

1937 год вошел в историю СССР как символ "большого террора". 10 января 1937 года на закрытом судебном процессе, который длился всего 40 минут, Рютина приговорили к расстрелу. В тот же день приговор был приведен в исполнение. Вместе с Рютиным были расстреляны 11 ранее репрессированных его сторонников, в т.ч. Каюров, Иванов и др. В застенках погибли жена Рютина - Евдокия Михайловна и два сына. Василия расстреляли в Лефортовской тюрьме, Виссариона убили уголовники в лагере. В живых осталась только его дочь Любовь Мартемьяновна также прошедшая через тюрьмы и лагеря НКВД. (См.: Б.А.Старков "Дело Рютина" в книге "Они не молчали" Сборник статей М.., Политиздат, 1991).

После ХХ съезда КПСС дочь Рютина подала прошение о реабилитации отца. Однако Хрущев и его коллеги не были готовы к тому, чтобы признать незаконными репрессии против оппозиционеров. Полностью Мартемьяна Никитича реабилитировали только в 1988 году при Горбачеве.

В условиях того времени попытка объединить противников генсека с целью сместить его с поста руководителя партии и государства не имела перспектив. Участники группы Рютина были арестованы сразу же на стадии подготовки к созданию организации. Их деятельность была пресечена, когда они толком еще даже не успели изложить свои планы и намерения о необходимости смены партийного и государственного руководства. Они все были коммунистами и твердо верили в возможность справедливого переустройства общества на основе марксистско-ленинских рецептов. Но для успешного строительства социализма, считали они, надо убрать Сталина и его клику, избрать новое партийное руководство, поставить у власти людей, которые твердо поведут народ по пути, который начертали Маркс и Ленин. Вот такие они были марксисты-ленинцы. Это были наивные заблуждения. Такая же наивность как вера миллионов людей в "великого вождя Сталина".

Однако отдадим дань мужеству Рютина и его товарищей. Повторим слова Максима Горького: "Безумству храбрых поем мы песню".