Арабский сектор: эмиграция

Ахмед с грустью наблюдает за переменами, происходящими в его родном городе

01.04.2012 в 00:26, просмотров: 3107

Сообщения о том, что во французских городах существуют целые мусульманские районы, население которых отличается экстремистскими взглядами, но полиция туда заходить не рискует, заставили меня провести небольшое расследование в Израиле.

Арабский сектор: эмиграция
фото: Александр Розензафт
Израиль сегодня. Фото Александр Розензафт

Меня интересовало, известно ли нашим властям, сколько в израильских арабских городах проживает людей, не имеющих статуса на жительство, в частности, детей до 18 лет, перебравшихся в еврейское государство с палестинских территорий; отслеживают ли компетентные органы те процессы, которые происходят в арабских населенных пунктах Израиля, и можем ли мы считать, что противоречивый закон о гражданстве "Хок а-эзрахут", вызвавший возмущение либеральных кругов, выполняет, тем не менее, свою задачу – предупреждение эмиграции из Палестинской автономии в Израиль.

Несколько дней назад в министерстве просвещения состоялась любопытная встреча. Махмид Фахми, руководитель отдела молодежи и подростков муниципалитета Умм-эль-Фахма, обратился к главе образовательного ведомства с просьбой оценить следующую ситуацию: в последние годы его город принял множество жителей с "территорий", но при этом здесь нет ни соответствующих бюджетов на их "абсорбцию", ни специальных компенсационных программ. Фахми попросил у министра помощи с тем чтобы процесс приспособления "новых олим" к израильской жизни был менее болезненным.

...По утрам социальный работник Ахмед Агбария отправляется навестить своих подопечных. Больше всего его заботит быт несовершеннолетних. Один за другим обходит он дома, в которых живут семьи, поселившиеся в городе недавно. В одной из таких семей к нему обратились с просьбой помочь с устройством двухлетнего Махмуда в Центр помощи детям ясельного возраста, однако у ребенка нет израильского удостоверения личности, и потому возникли проблемы. "Надеюсь, как-нибудь договоримся, - поясняет Ахмед. - Администрация центра не особенно любит детей без статуса".

У матери Махмуда есть и другие проблемы. Вскоре после того как она отправилась вслед за мужем на "территории", МВД аннулировало ее израильское гражданство. Прожив там 6 лет, она решила вернуться вместе с детьми в родной город, к своей матери. Теперь ей приходится восстанавливать утерянное гражданство, и только в том случае если процесс завершится для нее благополучно, можно будет ходатайствовать о том, чтобы оно распространилось и на ее детей. Пока же Институт национального страхования не внес в свои документы данные детей.

Ахмед с грустью наблюдает за переменами, происходящими в его родном городе.

- Семьи, переехавшие с "территорий", живут, в основном, на съемных квартирах. И хотя в 80 процентах случаев жены в таких семьях израильтянки, общественное мнение все равно клеит на них ярлык "выходцы с территорий". Раньше у нас никогда никто не снимал квартиры. Молодые люди, собираясь жениться, строили сначала свое жилье. Теперь все по-другому. В центре города образовался целый район, где квартиры сдаются на съем.

Есть квартиры, в которых живут по 20 человек. Понятно, что временные жильцы не слишком тщательно следят за порядком в арендованном жилье, и дома ветшают. Бывшие жители центра купили себе участки и отстроили дома побольше и получше, а в их прежних жилищах поселились новенькие.

- А вот у нас, при всех сложностях, которые вносят в жизнь коренных израильтян репатрианты-евреи, они все-таки воспринимаются обществом в целом положительно, тем более что олим положительно влияют на демографию. Неужели у арабской общины нет такого отношения? Мол, "наших" становится больше, демографический перевес не за горами, и это здорово?

- Наша община очень жесткая. Преобладающую роль в ней играет мужчина. Поэтому, несмотря на маму - обладательницу израильского гражданства, на детях все равно ставится ярлык "с территорий". Основная община их отвергает, и они, подрастая, устраивают жестокие драки с местными сверстниками, стремясь отомстить им за все свои обиды и унижения.

- Сколько семей, прибывших из Палестинской автономии, проживает сегодня в городе?

- По данным социального отдела муниципалитета, 500. Это примерно 3 тысячи человек. Понятно, что основная масса – дети.

Кто лечит детей без статуса?

С таким вопросом я обратилась к сотруднику организации "Врачи за права человека" Рану Коэну.

- Наша организация оказывает помощь лицам, находящимся на территории Израиля без всякого статуса. Чаще всего к нам обращаются беженцы из Африки, но мы обслуживаем и тех, кто проживает, не имея статуса, в арабском секторе страны. Сейчас количество обращений снизилось. Думаю, прежде всего потому, что в самих городах находятся добровольцы, которые оказывают таким людям помощь. Если же ребенок, который нигде не зарегистрирован вообще, заболел, родители могут привезти его в приемный покой больницы, где ему будет оказана помощь. Таковы правила.

- Сколько сегодня, по вашим оценкам, детей без статуса в арабском секторе Израиля?

- Думаю, несколько тысяч.

"Депрессивная книга" знает не все

Но если разборки между коренными жителями арабских городов и приезжими происходят все чаще, то, может быть, существуют программы по адаптации новичков? Я послала запрос на этот счет в министерство просвещения и получила следующий ответ: "Нам ничего не известно о детях, прибывших из Палестинской автономии и проживающих в Израиле на законном или незаконном основании. Специальных программ для них в министерстве нет".

Тогда я продолжила расследование.

За процессами, происходящими в арабских общинах страны, десятки лет пристально наблюдает Дан Шифтан, руководитель Института стратегических исследований при Хайфском университете, аналитик и публицист, выпустивший недавно книгу "Арабское меньшинство в Израиле: решение или управление конфликтом?"

- Господин Шифтан, существует ли массовая эмиграция арабов из Палестинской автономии в Израиль, как законная, так и незаконная?

- К сожалению, я никогда нигде не видел каких-либо данных на эту тему. Она меня очень интересует, и когда вам удастся что-нибудь раздобыть, буду признателен, если вы со мной поделитесь... Я предполагаю, что эмиграция арабов из палестинских населенных пунктов в Израиль существует, хотя, еще раз подчеркну, данных у меня нет. Получить их непросто, информация тонет в потоках лжи.

Хайфский социолог Арнон Софер считается одним из известных специалистов по демографии Израиля, в том числе по передвижениям в арабском секторе.

- Господин Софер, доводилось ли вам исследовать такое явление как массовая иммиграция палестинцев в Израиль – целыми семьями?

- Я считаю, это явление существует, но сейчас, после строительства заградительных сооружений, оно пошло на убыль. Данных по этой теме очень мало. Несколько раз мне попадалась условная цифра, предложенная МВД: за последние несколько лет в Израиль въехали130 тысяч палестинцев. Я несколько раз отмечал следующий факт: обычно после свадьбы в арабских семьях жена следует за мужем - так повелось исстари. Только в Израиле ситуация обратная: если жена – израильская арабка, а муж – палестинец с "территорий", он сделает все возможное, чтобы перебраться в Израиль: сначала получив временное разрешение на несколько месяцев, потом продлив срок пребывания в Израиле, а потом обратившись за получением постоянного статуса. Сюда надо добавить и такое явление как доставка из Палестинской автономии жен для бедуинов. Ну и, конечно, Восточный Иерусалим - это отдельная тема. В целом получается очень большая группа населения...

Хорошо знает арабский сектор Сафади Менди, друз с Голанских высот, создатель организации "Национальные меньшинства в защиту Израиля", ныне глава канцелярии заместителя министра Аюба Кары.

- Сафади, что вам известно о способах переселения палестинцев в Израиль?

- В арабских общинах Израиля давным-давно существуют так называемые идеологические браки. Здешней невесте из бедной или социально проблемной семьи, чаще всего неполной, подыскивают жениха с "территорий". Как правило, до свадьбы эта невеста ни разу не видит своего будущего мужа. В ПА существуют специальные конторы по поиску невест в израильской арабской общине. Соответственно, такие же конторы есть и в Израиле - для девушек-арабок, по тем или иным причинам не сумевших найти мужа в родных городах и деревнях. Разумеется, девушки эти избегают судьбы старых дев, но, тем не менее, не только не повышают свой общественный статус, а, наоборот, снижают его. Местное население не особенно жалует родню с "территорий" и всячески демонстрирует женщине, а потом и ее детям, свое презрение. Понятно, что в экономическом плане семья переселенцев оказывается чаще всего в категории бедняков, что лишь усиливает неприязненное к ней отношение со стороны земляков.

- Получают ли дети, переезжающие в нашу страну вместе с матерью, статус на жительство в Израиле?

- Получают, но чаще всего не автоматически. Необходимы доказательства того, что данные дети рождены именно этой женщиной, израильской гражданкой. В любом случае арабское общество очень чувствительно к проблеме статуса: дети из смешанных палестино-израильских семей воспринимаются сверстниками как обладатели низкого статуса. Таким ребятам живется не очень просто среди сверстников - уроженцев арабских израильских городов. Они вырастают в сложной обстановке - не любимы государством, не обласканы семьей, не приняты сверстниками, и резонно предположить, что в будущем они могут приобщиться к экстремистским группировкам.

Поняв, что без сведений МВД Израиля в разработке такой сложной и наболевшей проблемы не обойтись, я направила в это ведомство следующий запрос:

"Сколько детей, родившихся в Палестинской автономии у израильских арабок, переселились в Израиль?

Сколько детей, не имеющих официального статуса на проживание, находится в арабских городах Израиля?

Каковы ресурсы, выделенные на адаптацию переселенцев?"

На все эти вопросы поступил короткий, но весьма конкретный ответ: "Данных нет".

Общественница Евгения Пукшанская послала соответствующий запрос на имя заведующего северным управлением министерства. Ответ пришел от Батьи Кармон, возглавляющей ныне отдел внутреннего контроля.

"Ваше обращение передано на рассмотрение заведующему северным управлением МВД. По его просьбе социальный отдел сообщил, что детям, не имеющим статуса, предоставляются все услуги – образование, здравоохранение, социальное обеспечение. Подробный ответ готовится и вскоре будет вам выслан".

Выходит, социальные проблемы, связанные с эмиграцией в арабской общине, Израиль еще только начинает осознавать...