«Неизбежен ли ядерный Холокост?»

05.06.2019 в 01:00, просмотров: 2004

4-5 июня 2019 года в Риме проходит конференция Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы «Контроль над вооружениями: бремя перемен». В этой Конференции вместе с Люксембургским форумом принимают участие руководство пяти известных ведущих международных организаций: Nuclear Threat Initiative, Pugwash Conferences on Science and World Affairs, Global Zero International Movement, Russian International Affairs Council, James Martin Center for Non-Proliferation Studies.

«Неизбежен ли ядерный Холокост?»
Вячеслав Кантор, Президент Люксембургского форума

Речь президента Люксембургского форума Вячеслава Кантора

Уважаемые коллеги, друзья, гости!

Наша конференция важна как в связи с кризисами в сферах нашей деятельности, так и с непосредственным участием большинства членов расширенного Наблюдательного совета Форума вместе с руководителями шести ведущих международных организаций. Организаций, изучающих проблемы контроля ядерных вооружений, их сокращение, устойчивость стратегической и региональной стабильности, меры противодействия ядерному терроризму.

Я искренне приветствую четырёх новых членов Наблюдательного совета Форума: Sergio Duarte, Bruce Blair, Ernest Moniz, William Potter.

В этой Конференции вместе с Люксембургским форумом принимают участие руководство пяти известных ведущих международных организаций: Nuclear Threat Initiative, Pugwash Conferences on Science and World Affairs, Global Zero International Movement, Russian International Affairs Council, James Martin Center for Non-Proliferation Studies.  

Ситуация с преодолением эрозии принципов стратегической стабильности такова, что в настоящее время почти все центры, институты, профильные организации образовали мозговые центры и предлагают различные варианты выхода из кризиса контроля ядерных вооружений. Большинство предложений похожи и, казалось бы, что добавить что-то новое трудно.

Причины кризиса хорошо известны. Они обусловлены грядущим крахом Договора о ракетах средней и меньшей дальности, не ясными перспективами продления Пражского Договора СНВ, неразрешёнными задачами денуклеаризации Корейского полуострова, выходом США из ядерной сделки с Ираном, который уже объявил о возобновлении обогащения урана, и другими причинами, связанными с острыми разногласиями между США, ЕС и Россией.

Один известный в России интеллектуал, характеризуя общую обстановку, сказал, что мы стоим на эскалаторе, который неумолимо движется вниз. Для того, чтобы не попасть совсем на дно, нужно всё время бежать наверх. До верха не добежать, сказал он, но хотя бы остаться на месте. Аналитики Люксембургского форума постоянно ищут возможности всё-таки продвинуться в какой-то степени наверх. Что здесь возможно?

Руководством США выдвигаются предложения о целесообразности расширить рамки договоров по ограничению ядерных вооружений, включив в эти переговоры прежде всего Китай. Можно ли продвигаться в этом направлении?

Мы рассматривали несколько вариантов последствий краха Договора о ракетах средней и меньшей дальности, от относительно мягкого - размещения только неядерных крылатых ракет в странах НАТО и в России, до полномасштабного развёртывания крылатых и баллистических ракет с ядерными боезарядами.

Представляется, что можно предпринять определённые усилия с тем, чтобы отдалить время наступления любого варианта, в особенности с развёртыванием ядерного оружия. Президент Трамп предлагает заменить ДРСМД новым многосторонним договором. Президент Путин говорил об этом неоднократно ранее. Предлагать такое своим лидерам могут советники, которые плохо представляют содержание договоров такого типа и особенно детальной системы контроля, которые практически нереализуемы в многостороннем формате. Кроме того, рассчитывать, что Китай, другие ядерные страны согласятся расстаться со своими ракетами средней дальности, совершенно нереально. Однако и незнанием можно иногда воспользоваться в позитивных целях. Потому, что подобные переговоры могут длиться годами, а как показывает исторический опыт, во время переговоров стороны не выходят за рамки планируемых ограничений. Максимум, что можно достичь в процессе переговоров – какое-нибудь соглашение о транспарентности и не наращивании ядерных вооружений.

В отношении продления на 5 лет действующего Договора СНВ, судя по имеющейся информации, идут переговоры. Есть осторожный оптимизм, что результаты могут быть позитивными. США это выгодно с точки зрения сохранения исчерпывающей информации о СНВ России. А для России – для сохранения баланса с США по СНВ и экономии средств.

Если продление состоится, то можно рассчитывать, что в течение 5 лет стороны сумеют найти решения по сохранению принципов стратегической стабильности на основе разработки нового Договора по СНВ. Правда, президент Трамп и в этом случае намерен включить в новый Договор Китай, что представляется крайне маловероятным. На этом пути было бы целесообразным прежде всего разработать проект нового Договора между США и Россией, а потом уже рассматривать возможности привлечения в какой-нибудь форме Китая.

Я знаю, что все эти проблемы сегодня в предварительном порядке уже обсуждались на Конференции.

Не могу не сказать о сохраняющейся угрозе ядерного терроризма.

Обострение проблемы терроризма в начале 21-го века привлекло повышенное внимание как правительственных, так и неправительственных экспертов к угрозе того, что в руки террористов могут попасть ядерные материалы и даже ядерные боеприпасы. Были проведены многочисленные исследования по оценке этих угроз и методам их предотвращения. Предпринят целый ряд мер по противодействию ядерному терроризму, как на национальном, так и на многостороннем и глобальном уровнях. Однако, несмотря на достаточно высокую степень международного сотрудничества, достигнутую в данной области, эта угроза не снижается.

Я уже ранее повторял пророческие тезисы бывшего заместителя министра обороны США Грэма Алиссона, который считает, что нужно говорить не о том, смогут ли террористы осуществить катастрофический ядерный теракт, а о том, когда они его совершат.

Вероятные сценарии приобретения и использования террористами ядерных материалов подробно изучены, и мы на наших конференциях их неоднократно обсуждали, предлагали различные пути повышения эффективности мер противодействия. В том числе предлагали создание глобальной международной системы контроля перемещения радиоактивных материалов, основанной на универсальных аппаратно-программных системах, позволяющих фиксировать незаконные перемещения подобных материалов. Прототипы подобных систем контроля, насколько известно, есть в США и России, но необходима их интеграция на общих принципах. Полагаю необходимым продолжать напоминания лидерам ведущих государств об этом направлении. 

Можно было бы обсудить и более глубокую интеграцию органов и служб для противодействия терроризму: например, образование с этой целью международного координационного центра или штаба в Европе, в котором на постоянной основе работали бы представители профильных министерств и специальных служб ведущих государств. Это обеспечило бы выход на новый уровень координации и принятия быстрых оперативных действий с участием сил быстрого реагирования.

Реализация всех наших предложений направлена также на то, чтобы обеспечить успех конференции 2020 года по рассмотрению Договора о нераспространении ядерного оружия.

В условиях эрозии принципов стратегической стабильности принятие этих предложений должно послужить началу нового этапа противодействия краху контроля ядерных вооружений. Можно использовать слова Уинстона Черчилля, который после победы союзников в Африке сказал: «Это не начало конца, а конец начала».

Убеждён, что собранный на нашей Конференции беспрецедентный интеллектуальный потенциал способен обеспечить прорыв в направлениях противодействия ядерной катастрофы. Как иногда говорят: «Если не мы, то кто же».

И в завершение – ещё несколько важных заключительных тезисов.

1. Мы должны неустанно предлагать нашим политическим лидерам быть готовыми принять «ассиметричные» предложения по борьбе с ядерной и террористической угрозой. Симметрии не существует в природе.

2. Мы должны неустанно пропагандировать неприятие банализации ядерного Холокоста (катастрофы).

3. Мы должны настоятельно рекомендовать США, России и Китаю демонтировать принцип треугольника Киссинджера, по крайней мере, в ядерной области, чтобы они могли сотрудничать в противодействии угрозе ядерной катастрофы, в том числе той, которая может быть вызвана локальной террористической атакой.

4. Мы должны решительно и всеми возможными практическими средствами поддержать инициативу Билла Перри по широкой международной кампании в СМИ, включая и социальные сети (Новые медиа): Instagram, Twitter и т. д., чтобы иметь огромное количество сторонников : за ними последуют и политики!