К креслу Биньямина Нетаниягу выстроилась очередь...

Итак, итоги выборов оглашены. 6 апреля новый состав кнессета будет приведен к присяге, а значит, не позднее 7 апреля президент Реувен Ривлин должен будет назвать политика, которому поручает создание коалиции. При этом впервые в истории страны может сложиться ситуация, когда самая крупная партия, набравшая 30 мандатов, окажется в оппозиции, а премьер-министром станет лидер той, которая получила почти вдвое меньше голосов. Но это – лишь один из вариантов.

К креслу Биньямина Нетаниягу выстроилась очередь...
За кресло Биньямина Нетаниягу (на фото), разгорелась борьба

 За последние дни в качестве возможных кандидатов во "временные премьер-министры" назывались самые разные лица, включая депутата от "Тиква хадаша" Бени Бегина. Словом, политическая ситуация так запутана, что рядовому избирателю впору растеряться. Хотя, если задуматься, речь идет о простой задачке по арифметике на уровне первого класса.

По результатам выборов "Ликуд", "Ционут датит", ШАС и "Яадут а-Тора", составляющие лагерь "только Биби", набрали суммарно лишь 52 мандата. Лагерь с условным названием "только не Биби" получил 57 голосов, да и то с мандатами "Объединенного арабского списка" (ОАС), союз с которым, если верить предвыборным заявлениям, категорически неприемлем для Гидеона Саара и его партии "Тиква хадаша". Таким образом, ключ к созданию коалиции - как, впрочем, и ожидалось - оказался в руках лидеров партий "Ямина" и РААМ Нафтали Беннета и Мансура Аббаса. Однако Беннет еще до выборов заявил, что отвергает коалицию во главе с Яиром Лапидом и с МЕРЕЦ и ОАС в составе. Зато Мансур Аббас мудро избегал категоричных высказываний, говорил, что поддержит любого кандидата на пост премьера, который будет готов удовлетворить требования его партии. Таким образом, именно РААМ с ее четырьмя мандатами и заполучил самый заветный, поистине золотой ключик, отпирающий дверь в зал заседаний будущего правительства Израиля.

Если продолжить игру в сказочные аналогии, то лидер религиозной арабской партии оказался в роли лисы, которой предстоит разделить сыр между двумя жадными медвежатами, позиционирующими себя как еврейские и сионистские партии.

В сложившейся ситуации первыми двинули фигуры Яир Лапид и Авигдор Либерман: они встретились, и после беседы, прошедшей в теплой дружеской обстановке, лидер НДИ сообщил, что рекомендует президенту поручить формирование коалиции главе "Ешь атид". К этой рекомендации присоединились МЕРЕЦ и "Авода" с их 13 мандатами. Заручившись поддержкой из 37 мандатов, Лапид начал прямые и косвенные переговоры с ОАС, РААМ, "Кахоль-лаван", "Тиква хадаша" и "Ямина", но тут выяснилось, что у каждой из этих партий своя игра и свое видение происходящего.

Гидеон Саар не желает входить в коалицию с Лапидом без "Ямины". Он понимает, что для его избирателей такая коалиция будет слишком левой, и на следующих выборах, которые не за горами, может не получить и нынешних шести мандатов. Поэтому Саар стал прорабатывать сразу две идеи: либо сделать все, чтобы президент поручил формирование правительства Нафтали Беннету, который затем договорится с Лапидом о ротации, либо продвинуть на пост премьера Бени Бегина. При этом Саар убежден, что в обоих случаях в "Ликуде" найдутся перебежчики, и это позволит создать более-менее устойчивую коалицию даже без поддержки ОАС и РААМ. В связи с этим Гидеон Саар направил Яиру Лапиду экстренное послание, в котором заявил, что наступил на собственное эго (неужели тем, что отказался, получив 6 мандатов, продолжать борьбу за кресло премьера?!), и теперь это должен сделать Лапид, чтобы достичь договоренности с Беннетом. Лапид ответил, что готов принимать трудные решения, но как-нибудь потом, сейчас же крайне важно, чтобы президент поручил формирование коалиции именно ему как непримиримому противнику Биньямина Нетаниягу. "Потом может быть слишком поздно", - ответил на это Саар.

Любопытно отметить, что этот ответ почти дословно повторяет слова библейского Ахитофеля, ставшего главным советником сына Давида Авшалома после того, как тот поднял мятеж против отца. Ахитофель был убежден, что Авшалом должен вступить в битву с Давидом и ни в коем случае не дать тому уйти с дворцовой гвардией на север и собрать сторонников. Авшалом же предпочел проигнорировать совет и для начала собрать как можно более многочисленную армию. За это время к Давиду подтянулось солидное народное ополчение, в решающей битве Авшалом был убит, и переворот не состоялся.

Аналогично оценивает ситуацию, похоже, и Бени Ганц, который вначале попытался создать некий высший "капитанский совет", состоящий из него, Лапида, Беннета и Саара. Но то, что ему удалось перед выборами 2019 года, когда сумел впрячь в одну с собой телегу Яира Лапида, Габи Ашкенази и Моше Яалона, на сей раз, что называется, не прокатило. Прежде всего, потому что ни один из тех, к кому Ганц обратился, ему не доверяет, поскольку лидер "Кахоль-лаван" со своими восемью мандатами продолжает позиционировать себя как потенциального премьера, то есть фигуру общенационального согласия, вокруг которой могут объединиться все остальные.

Подозрения в адрес Ганца усилились после того, как Эльхаам Хазен, занимающая 13-е место в списке "Кахоль-лаван", встретилась с Мансуром Аббасом и предложила рекомендовать Ганца на пост премьера. Лидер "Кахоль-лаван" поспешил заявить, что Хазен действовала исключительно по личной инициативе, та это даже подтвердила, но информированные и заслуживающие доверия источники утверждают: Ганц прекрасно знал о намерениях Хазен и, скорее всего, сам же их инициировал.

По курсирующей в политических кругах версии, Бени Ганц больше всех заинтересован в срыве создания какой-либо коалиции и назначении пятых выборов: это позволит ему в ноябре занять пост премьера по ротации и вести предвыборную кампанию с принципиально иных позиций. Пока Ганц категорически предостерег Беннета и Аббаса от сотрудничества с Нетаниягу, предупредив, что тот их попросту использует и выбросит, как только перестанет в них нуждаться. В то же время на встрече с Лапидом Ганц отказался пообещать, что порекомендует его кандидатуру президенту, объяснив, что сделает это лишь в одном случае: если лидер "Ешь атид" заручится поддержкой фракций, суммарно насчитывающих 53 мандата. Такое же почти невыполнимое условие - с той лишь разницей, что он назвал цифру в 55 мандатов - выдвинул Лапиду лидер ОАС Айман Удэ.

 

Вслед за Сааром Ганц посоветовал всем участникам лагеря "только не Биби" ускорить темп. "Пока вы тут спорите, Биби работает! Нужно как можно быстрее назначить нового председателя кнессета, провести закон, который не позволит Нетаниягу оставаться на посту премьера, и это решит все вопросы!" - объяснил он.

Если Нетаниягу работает, в чем сомневаться не приходится, то молча: после выборов ни премьер, ни его приближенные не сделали ни одного политического заявления. Опытный политический гроссмейстер, он не может не понимать, насколько сложная, практически проигрышная для него ситуация сложилась на доске. Даже присоединение к коалиции "Ямины" дает ему только 59 мандатов, а после того как его недавний верный оруженосец Зеэв Элькин от имени "Тиква хадаша" отказался вести какие-либо переговоры с "Ликудом", надежды на создание монолитной право-религиозной коалиции рухнули окончательно. Да и лидер "Яадут а-Тора" Моше Гафни заявил, что его блок порекомендует Нетаниягу "скорее всего", но не "наверняка" - дескать, возможны варианты.

Таким образом, все опять сошлось на Мансуре Аббасе и его партии РААМ, стоящих в роли арбитра между двумя "медвежатами". Но не то, что о сотрудничестве с Аббасом, даже о его поддержке извне категорически не желают слышать лидеры блока "Ционут датит" Бецалель Смотрич и Итамар Бен-Гвир. В "Ликуде", между тем, говорят, что такое сотрудничество возможно, поскольку речь идет об арабской партии нового типа - рассматривающей себя как защитницу интересов арабов и бедуинов Израиля и отставляющей в сторону антисионистские лозунги, поддержку террора и мирного процесса. Мансур Аббас уже успел встретиться с представителями всех партий и четко огласил два основных требования в обмен на поддержку: изменение Закона о национальном характере государства и отмену так называемого "закона Каминица", призванного ужесточить борьбу с захватом нацменьшинствами государственных земель и ведущимся на них строительством. До выборов ликудники называли эти условия неприемлемыми, и трудно понять, как они смогут теперь с ними согласиться.

Активным сторонником включения РААМ в коалицию является лидер ШАС Арье Дери, поддерживающий дружеские отношения с Мансуром Аббасом и убежденный в том, что правому лагерю ни в коем случае не стоит отталкивать от себя эту часть арабского сектора. Лидер НДИ Авигдор Либерман на днях довольно прозрачно намекнул, что по его сведениям Нетаниягу уже практически договорился с Аббасом, осталось лишь уломать Смотрича, Бен-Гвира и Беннета. Но сможет ли он это сделать, большой вопрос.

Таким образом, нас ждет поистине жаркая политическая партия или карточная игра - как кому больше нравится. Но уже понятно, что хороших карт нет на руках ни у кого. Оба исходных тезиса - "только Биби" и "только не Биби" - оказались деструктивными, завели общество в тупик и впервые в истории сделали израильскую политику в заметной степени зависимой от арабских партий. Выходы из сложившейся ситуации предлагаются различные, включая возврат к прямым выборам премьера или назначение его на основе референдума. Но вопрос упирается не в систему выборов, а в то, что ни одна из сторон пока не заявила о готовности поступиться своим эго ради блага народа и государства.

В среду, 31 марта, спикер Кнессета Ярив Левин, министр энергетики Юваль Штайниц и министр внутренней безопасности Амир Охана опубликовали совместное заявление с призывом к президенту Реувену Ривлину не вмешиваться в процесс формирования коалиции. "Президент не определяет итоги выборов. Ему нельзя превращаться в политического игрока. С момента создания государства президенты предоставляли возможность формировать коалицию, прежде всего, тому, кто получил наибольшее число рекомендаций. Так должно быть и на сей раз", - говорится в заявлении.

Из пресс-службы президента передали: "Слова министров и спикера Кнессета, обращенные к президенту, не добавляют чести тем, кто их написал. Как ранее заявлял президент, единственным мотивом при принятии решения о личности того, кому будет вручен мандат, остается его шанс создать коалицию, которая получит доверие Кнессета. Так президенты действовали во все времена, так действовал президент Ривлин ранее".

В окружении Биньямина Нетаниягу убеждены, что лучше бы первым Реувен Ривлин назвал Яира Лапида: если тот не преуспеет, у лидера "Ликуда" будет больше шансов создать коалицию.

P.S. В сказке про жадных медвежат сытой и довольной остается только лиса.

Источник: Новости Недели

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: Старая сказка на новый лад