Воспоминания израильского адвоката: Бандитский Тель-Авив или братки на выезде

Предполагаемый убийца Влада Листьева поспешил повеситься в дорогой гостинице Тель-Авива

18 сентября 2017 в 10:28, просмотров: 6197

Известный израильский адвокат, Алекс Раскин, поделился с нашими читателями воспоминаниями о криминальных войнах 90-х годов в Израиле. Проработав много лет в Международном отделе по борьбе с организованной преступностью, при Генеральном штабе полиции Израиля, этот период современной истории, он знает не понаслышке.

Воспоминания израильского адвоката: Бандитский Тель-Авив или братки на выезде
Адвокат Алекс Раскин, фото из личного ахива.

Криминальный мир России конца прошлого века оказался сильно завязан на Израиле. У многих авторитетов и воров в законе было либо израильское гражданство, либо они в той или иной форме имели отношение к Израилю. Лидер измайловской группировки Антон-Резанный (Антон Малевский), вор в законе Сильвестр, известный в миру, как Сергей Тимофеев и многие другие авторитеты делали себе израильское гражданство. Вор в законе Биря (Бирюков Владимир), лидер Пушкинской группировки Акоп Юзбашев (Папа) длительное время проживали в Израиле.

«Солнцевские» авторитеты Михась и Авера, минский вор в законе Лева-Бельмо (Лев Эпштейн) также имели здесь свои интересы и часто посещали страну.

Крымский авторитет Сережа–Воронок держал ресторан в пригороде Хайфы, многие из его братвы имели израильское гражданство.

Без сомнения, нахождение «уважаемых людей» в Израиле сказывалось и на криминальной обстановке в стране.

Во-первых, здесь проходили международные сходки, во-вторых Израиль оказался разделен на сферы влияния и нередко " Юг" воевал с "Севером". В-третьих, организовывался общак, появились свои положенцы, смотрящие, воры в законе. Криминальные войны шли по обе стороны фронта. Из СНГ заказывались убийства в Израиле и наоборот.

Как пример. можно привести войну между Сильвестром и Березовским. Сильвестр совместно с Григорием Лернером, открывает Московский торговый банк, имевший филиал в Тель-Авиве и дурную привычку не возвращать кредиты, взятые в других коммерческих банках.

Мосторгбанк умудрился получить кредит в миллион долларов у фирмы АВВА, принадлежащей Березовскому, и не спешил его возвращать.

В результате разборок, сначала у Павелецкого вокзала взорвался мерседес Бориса Абрамовича, а затем в своем «бенце» в Москве на воздух взлетел и Сильвестр.

Гражданин Израиля Евгений Кушнир, по некоторым данным, организовал взрыв на стадионе в Донецке, в котором погиб местный авторитет Алик Грек (Ахать Брагин), а также являлся организатором других громких заказных убийств.

В Израиле «залегали на дно» киллеры после выполнения заказов, часто не подозревая, что это их последние дни. Израиль стал местом для «самоубийств» и «несчастных случаев». Странные туристы тонули в Средиземном море, зачастую - забыв снять ботинки.

Мужчина, поспешивший повеситься сразу же по приезду в апартаментах дорогой гостиницы Тель-Авива, по оперативным данным, был одним из исполнителей убийства Влада Листьева.

Самым карикатурным можно назвать заказ на убийство Михаила Черного и Антона Малевского. Заказ через бывшего израильского полицейского поступил к двум частным детективам, которые обратились к местному наркоману. Тот, поняв, что поймал жар-птицу, сразу бросился в полицию договариваться о закрытии против него уголовных дел, в обмен на информацию о готовящемся заказном убийстве.

В 1998 году в Израиле был низкий курс доллара. Одной из причин тому – многонулевые долларовые вклады граждан СНГ в израильские банки.

Немалую долю потока валюты составляли общаки, деньги от сделок с краденным и всевозможных незаконных сделок, включая торговлю оружием. После дефолта в России россияне стали забирать свои деньги из банков Израиля и доллар резко пополз вверх.

Израиль однозначно входил в юрисдикцию российского криминалитета. Ему была отведена роль – центра проституции. Этот бизнес давал баснословные доходы и в Израиле он действовал на высокопрофессиональном уровне.

Деликатность вопроса состояла в том, что традиционные законы старого преступного мира не жаловали подобную деятельность. Однако, Израилю «выдали» индульгенцию с объяснением, что «закон» в полном объеме действует только на территории бывшего СССР и не касается заграницы.

В Израиле, в начале девяностых, без сомнения, наблюдалось проникновение российской организованной преступности не только в общество, но и в государственные структуры.

Примером организованной преступности тех лет я считаю, прежде всего, организацию проституции. На лицо были все признаки: централизация, колоссальные деньги, проникновение в государственные органы, подкупы работников полиции, МВД, сотрудников консульств на территории СНГ.

Неоднократно полицейские обвинялись в получении взяток или в участии в привозе проституток, хотя, справедливости ради, надо заметить, что слухи на тему криминальной связи полиции с проституцией были утрированы.

Из филиалов министерства внутренних дел в различных городах Израиля зачастую при помощи работников МВД похищались большими партиями бланки удостоверений личности, которые впоследствии подделывались и передавались привезенным нелегально проституткам.

В середине девяностых на рынке труда резко увеличилось количество туристок с российскими паспортами, но говорящих по-русски с сильным малоросским акцентом.

Выяснилось, что после вербовки проституток в Молдавии или в Украине их перевозили в Москву, где выдавались поддельные российские паспорта с настоящей консульской визой на въезд в Израиль.

Утверждения о том, что девушек привозили обманным путем, сильно преувеличены.

Безусловно, единичные факты имели место. Но основная масса четко знала, куда и зачем они едут.

В основном разочарование тружениц вызывали условия труда. Вместо ожидаемой красивой жизни у приехавших отбирались паспорта, КЗОТ на них не распространялся, часы работы были не нормированы, условия проживания оставляли желать лучшего.

Но многим из приезжающих — это тоже было известно заранее. Некоторые, выдворенные из страны, затем по два-три раза возвращались назад по поддельным документам.

Если вначале к желающим работать в Израиле девушкам, предъявлялись эстетические требования, то вскоре привозить стали всех желающих. В Израиле спрос превышал предложение, а в СНГ — наоборот.

Одним из объяснений успеха организации проституции в Израиле был факт сочетания демократической системы государства со спецификой Востока.

С одной стороны, либеральность судебной системы, с другой — неукротимая потребность рынка. Во время арабских религиозных праздников "места" работали в усиленном режиме.

Продолжение следует.




Партнеры