Лидер НДИ предсказал победу правого лагеря

Авигдор Либерман дал предвыборное интервью "Новостям Недели"

14.03.2019 в 14:25, просмотров: 271

Лидер НДИ Авигдор Либерман известен в политических кругах точностью своих прогнозов. Он ни разу не ошибся в предсказании даты выборов, да и его политический анализ их исхода обычно оказывался точным. А что он думает сегодня, когда многие опросы сулят его партии поражение? Об этом и многом другом - в интервью Авигдора Либермана нашей газете.

Лидер НДИ предсказал победу правого лагеря
Фото: Михаил Фейгин

 

- Господин Либерман, нет ли у вас ощущения, что на этих выборах повторится ситуация 1999 года, и правый лагерь потерпит поражение? Я сейчас говорю именно об ощущении, а не о результатах опросов, которые общеизвестны.

- Давайте все же говорить об опросах, так как я привык опираться на факты, а не на ощущения. Но не о тех опросах, которые проводятся в интернете и зачастую крайне необоснованны. В некоторых из них НДИ, кстати, вообще не упоминается в списке партий, а идет как "другой вариант". Так вот, мы недавно провели свой, очень представительный опрос, в котором приняли участие 650 человек. Опрос проводился не в интернете и длился более недели. Из него однозначно следует, что опасности победы левого лагеря попросту не существует. Правый блок получает 70 мандатов, то есть больше, чем в кнессете нынешнего созыва. "Ликуд"набирает на 10 мандатов больше, чем "Кахоль-лаван", а НДИ - 7-8 мандатов. Мне кажется, что по мере приближения даты выборов здравый смысл начнет преобладать, и разрыв между правым и левым лагерем будет только увеличиваться. Я думаю, что публиковавшиеся до сих пор опросы были выгодны исключительно Нетаниягу. Ссылаясь на них, он нагнетает напряженность и убеждает сторонников правого лагеря голосовать именно за "Ликуд", а не за другие правые партии. В любом случае, по нашему опросу мы куда сильнее, чем на выборах 2015 года.

- Тем не менее, в израильских СМИ появилось немало статей, авторы которых утверждают, что НДИ и вы лично утратили доверие избирателей, что за вас будут голосовать только "бабушки" - в смысле, пожилые репатрианты. Выходцы из СССР-СНГ среднего возраста и, тем более, молодежь вам голоса отдавать не собираются.

- Ну, бумага, как известно, все стерпит. По поводу молодежи - давайте все же обратимся к фактам. Недавно была проведена симуляция выборов в трех школах - "Альянс" в Хайфе, "Макиф вав" в Ашдоде и "Блих" в Рамат-Гане. В "Альянсе" мы получили 43% и оказались на первом месте, в "Макиф вав" - 28% и были вторыми после "Кахоль-лаван". Притом, что в Ашдоде "Кахоль-лаван" представлял его житель, очень популярный в городе человек, бывший зам. начальника ШАБАКа. В "Блих" нас просто не пригласили и, думаю, не случайно, а в рамках тех самых манипуляций, о которых я уже говорил. Но как-нибудь пройдитесь со мной по улицам любого города – и увидите, как ко мне относятся именно молодые израильтяне, представители того само поколения, которое называют "полуторным". Вам все станет ясно.

- Авторы упомянутых мной статей настаивают на том, что падение популярности НДИ связано с разочарованием, которое вызвало ваше пребывание на посту министра обороны, а также деятельность вашей партии в социальной сфере. Выбитая вами прибавка к пенсиям оказалась с гулькин нос и многими была воспринята как насмешка...

- Что ж, давайте поговорим о том, чего мы добились в социальной сфере. Это и одноразовая помощь пенсионерам на оплату отопления квартир в размере 553 шекелей; и бесплатные лекарства для ветеранов Второй мировой войны; и помощь в 1000 шекелей на съем жилья солдатам-одиночкам в течение года после демобилизации; и налоговые и другие льготы для демобилизованных солдат и "милуимников";  и значительное улучшение условий работы охранников... Вот далеко не полный перечень наших достижений в области социоэкономики, и все это - с пятью мандатами!

- Вы уходите от вопроса о пенсиях.

- Я к нему подхожу. Мы выбили 1,9 млрд шекелей на добавки к пенсиям. Многие говорили об этом до нас, но дальше разговоров не продвинулись. А мы сделали это условием вступления в коалицию и создали важный прецедент. В результате надбавка к пенсии составила до 315 шекелей. То есть пара пенсионеров, получающая пособие в 3000 шекелей, получила добавку в 600 с лишним  шекелей. На мой взгляд, это существенно. Понятно, что те, кто получил добавку в 70 шекелей, восприняли это как насмешку. Но политика - искусство возможного, в ней никогда нельзя добиться всего сразу, тем более за короткий срок. Это был первый шаг. Теперь мы готовимся ко второму – потребуем, чтобы минимальный размер пенсии, как это принято в большинстве стран OECD,  составлял 70% минимальной зарплаты. Без нас это, как показывает опыт, не сделает никто, что бы те или иные партии ни говорили перед выборами.

- Что вы можете сказать по поводу пребывания на посту министра обороны? Все ждали, что через два дня после вашего вступления в должность мы, как вы обещали, будем смотреть по телевизору похороны Исмаила Хании, а он не только жив, но и, судя по всему, вполне здоров.

- Все любят вспоминать о моем высказывании по поводу Хании, но никто уже не помнит, что я пришел в минобороны на пике "интифады ножей". Ее уже вообще мало кто помнит - по той простой причине, что мы ее подавили. Никто из журналистов почему-то не обращает внимания на то, что именно после моего прихода в оборонное ведомство мы резко активизировали действия в Сирии. А что, собственно говоря, изменилось за эти два года? Начальник генштаба был тот же, премьер тот же, поменялся лишь министр обороны. За время пребывания на этом посту я создал ракетные войска, утвердил программу защиты тыла на случай любых ситуаций; усилил социальную защиту солдат-одиночек, выделил бюджет на армейский гиюр. Кстати, после моего ухода первая и последняя программы были немедленно свернуты. Хочу также напомнить о том, что именно по нашему настоянию закон о смертной казни для террористов был проведен в первом чтении. И о том, как гладко, в отличие от предыдущих лет, прошло при мне назначение нового начальника генштаба, притом, что премьер предпочитал совсем другого кандидата - действительно замечательного, но менее опытного офицера.  

Что касается ХАМАСа, то вряд ли кто-то может сказать, что мы слишком мягко действовали против участников "маршей освобождения". Но как только началось обострение вокруг сектора Газы, я потребовал максимально жесткого ответа. Я требовал в ответ на запуск ракет нанести ХАМАСу удар на уничтожение и  немедленно возобновить точечные ликвидации его лидеров. Хания уже был бы мертв, если бы все остальные министры вместо того, чтобы сосредоточиться на уничтожении ХАМАСа, сосредоточились на уничтожении министра обороны?! Когда же мы стали помогать передаче ХАМАСу катарских денег, зная, что новое столкновение с ним неизбежно, мое терпение лопнуло. В отличие от многих деятелей "Ликуда", мы никогда не цеплялись за кресла. Так было в дни пресловутого размежевания при Ариэле Шароне, так остается сейчас. 

Я выступал против решений Нетаниягу принести извинения Турции и против сделки Шалита. Которая, кстати, обернулась тем, чем и предсказывали: семеро из вышедших в ее рамках террористов уже совершили новые убийства евреев.

- На этих выборах вы делаете главную ставку на русскоязычных избирателей?

- Безусловно,  и на них, так как мы сегодня - единственная сила в кнессете, которой есть дело до проблем русскоязычной общины и которая готова защищать ее интересы. Вспомните, сколько мы сделали для нее, и сравните с тем, что сделали другие партии. Но одновременно мы рассчитываем на широкие слои сторонников правых взглядов среди светского населения. Думаю, они должны оценить нашу борьбу против религиозного диктата, за работу магазинов по субботам. Равно как и то, что именно мы разработали закон о призыве ешиботников в армию, и на не наша вина, что он до сих пор не принят. И то, что именно мы блокировали инициативу Яакова Лицмана, требовавшего приравнять изучение Торы к армейской службе. 

Наконец, мы пользуемся немалой поддержкой в друзской общине, для которой уже немало сделали и собираемся сделать еще больше.

- На каких условиях вы будете готовы войти в следующее правительство?

- Их два. Первое: правительство обяжется самым жестким образом бороться с террором, а не притворяться, что оно с ним борется, одновременно субсидируя его. Во-вторых, правительство даст обязательства по всему кругу вопросов, которые касаются гражданских свобод и обязанностей: я имею в виду в первую очередь работу магазинов по субботам и обязательный призыв в армию учащихся иешив.  

- Все это есть в программе "Кахоль-лаван". Значит, в случае победы на выборах Бени Ганца вы войдете в его коалицию?

- Об этом не может быть и речи! Видные деятели этого блока уже заявили, что готовы сесть за один стол с Ахмедом Тиби, а нам это категорически не подходит.

- Но Ганц этого не заявлял. Давайте представим ситуацию, при которой он отказывается от союза с антисионистскими силами и предлагает союз НДИ и другим правым партиям...

- В любом случае Ганц - это не вариант. Он был плохим начальником генштаба, мы все помним, как он руководил операцией "Облачный столп". Я, кстати, всегда говорил об этом. Мы уже не раз видели, чем оборачивается приход бывших генералов к власти. У Ганца нет никакого политического опыта, а его единственный проект на "гражданке" оказался провальным. Как человек, занимавший различные министерские посты, я знаю, как важен такой опыт.

Наконец, Бени Ганц и его соратники уже заявили, что намерены вернуться к неприемлемой для нас схеме "мир в обмен на территории". Ошибочность такого подхода уже доказана временем: мы полностью вышли из Ливана и Газы, но это не привело к миру на наших границах. Потому что дело не в территории!

Словом, победа Ганца будет катастрофой во всех смыслах слова, и мы не станем в этом участвовать. Но, повторю, победы не будет. А в новое правительство Нетаниягу мы войдем только на наших условиях.

- И все же, что, если НДИ вдруг исчезнет с политической карты страны?

- Это попросту невозможно. Мы не партия-однодневка, у нас прочные корни в израильском обществе. За двадцать лет существования мы немало сделали для страны и людей, и люди это ценят. Тех, кто спешит нас похоронить, ожидает жестокое разочарование. Мы выпустили серию роликов о том, что представляла бы собой страна, не будь НДИ. Посмотрите их. Поверьте, без нас картина получается печальной.

- Я вижу, в вашем книжном шкафу в первый ряд выдвинут двухтомник Плутарха. Читаете?

- Люблю перечитывать, хотя давно этого не делал - нет времени.

- И какие уроки извлекаете?

- Ну, это банально. Уроки истории заключаются в том, что они никого ничему не учат. Посмотрите: мы провели уже три операции в Газе, и в итоге будет четвертая. Но никто не извлекает из этого никаких уроков.

Интервью провел Петр Люкимсон.

Сирия: угроза большой войны. Хроника событий