Нетаниягу: Память о наших родных погибших в Холокосте, навсегда останется в наших сердцах

Нетаниягу: Память о наших родных погибших в Холокосте, навсегда останется в наших сердцах

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу выступил на церемонии "У каждого человека есть имя", посвящённой Дню Катастрофы и героизма еврейского народа, которая состоялась сегодня в Кнессете.

"Стремление к увековечению памяти об умерших лежит в глубине человеческой природы, сказал глава правительства. Это стремление наиболее характерно для нашего народа, потерявшего в Холокосте миллионы своих братьев и сестёр.

Это стремление мы увидели вчера на церемонии зажжения факелов, вновь и вновь вызывающей волнение. Маня Бегунова, одна из факелоносцев, посвятила свою жизнь увековечению памяти каждого из двух тысяч евреев, погибших в ее городе Теплике.

Мой тесть Шмуэль Бен-Арци спасся от Катастрофы потому, что в 1933 году он как пионер сионизма репатриировался в Эрец-Исраэль. Он был членом первого кружка по изучению ТАНАХа, куда его пригласил Бен-Гурион. Он был поэтом, писателем, лауреатом премии К. Цетника по литературе о Холокосте. Он воспитал многие поколения учеников, некоторых из них вы знаете, и был великим учителем и великим педагогом.

Он построил свою жизнь, женился на Хаве, родил четверых детей, но бремя Холокоста не покидало его ни на минуту. Мы говорили с ним. Я предлагал ему посетить Билгорай, где прошло его детство Он не хотел возвращаться, но хотел восстановить картины прошлого и восстановил их в своих чудесных трогательных стихах, которые я читаю здесь из года в год, в книге "Новардок", которую написал на склоне лет и посвятил своим одноклассникам, ученикам ешивы в Межиричах, которые все погибли. В книге он подробно описывает улицу мясников и улицу сапожников, но так и не вернулся туда. Он умер в возрасте 97 лет.

После его смерти его дочь - моя супруга Сара, его внуки - наши сыновья Яир и Авнер, отправились по местам его детства и юности. Они приехали в Межиричи. Названия улиц остались. Есть улица мясников и улица сапожников, но от ешивы Новардок не осталось и следа.

Из Межиричей они отправились в Тарногрод, где жила семья деда и где Шмуэль проводил каждое лето. Тарногрод был в основном еврейским городом. Ничего не осталось. Синагоги, здание которое СС и гестапо использовали в качестве конюшни, не существует. В здании сохранилась ниша в которой помещался шкаф для свитков Торы, где видны следы от пуль.

В роще у реки, где стоит обелиск в память об уничтоженных евреях Тарногрода, они встретили пожилого поляка, который сказал, что был ребенком и видел, как каждый день нацисты приводили сюда евреев и убивали их. Среди них и семья Шмуэля.

Они приехали туда, где стоял Билограй, но не увидели ничего. Город был полностью разрушен во время войны. Мир, который был разрушен, сохранился в книгах, в воспоминаниях, в сердце нашего народа.

Шмуэль написал в своём завещании, чтобы имена, которые я сейчас прочту, были написаны на надгробии его могилы.

Вот эти имена:

Полностью уничтожена семья из Билгорая (Польша) - отец Шмуэля Моше Хон (дедушка Сары), его жена Ита и сестра-близнец Шмуэля Юдит (24 года). Шмуэль до последних дней оплакивал Юдит.

Погибли братья Шмуэля – Мэир (18 лет), Шимон-Цви (16 лет), Арье-Лейб (13 лет) и его младшая сестра Пейсале (10 лет).

Погибла тётя Шмуэля Матель Кенигштейн из города Тарногрод, её сын Гилель и её старшая дочь, его дядя Мендель, его жена и двое их детей, его дядя Авраам Таубер из Билгорая, жена дяди, их дочь и сын, его тётя - Рахель Таубер, трое её сыновей - Авраам, Яаков и Шломо, их жёны и дети, его тетя Хинда и её муж Ехезкель, его тётя Хендель, её муж и дети, его тётя Пала и её две дочери.

Пусть память обо всех наших братьях и сёстрах, погибших в Холокосте, навсегда останется в наших сердцах».

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру