Профессор Узи Арад рассказал о текущей ситуации на Ближнем Востоке

На канале Люксембургского форума на YouTube вышло интервью с Узи Арадом, профессором государственного управления Школы политических, дипломатических и стратегических отношений имени Р. Лаудера при Междисциплинарном центре г.Герцлии, членом Международного консультативного совета Люксембургского форума, в прошлом советником по национальной безопасности премьер-министра Израиля, доктор наук (Израиль).

Профессор Узи Арад рассказал о текущей ситуации на Ближнем Востоке
Узи Арад, скриншот интервью.

Профессор Арад проанализировал текущую ситуацию на Ближнем Востоке, то как она будет развиваться в ближайшие несколько лет, насколько вероятно, что противостояние Ирана и Израиля перерастёт в глобальный конфликт, какие меры может предпринять Израиль, если Иран продолжит развивать свою ядерную программу, могут ли это быть военные меры, возможно ли появление новых ядерных держав на Ближнем Востоке, какие страны это могут быть, действительно ли Иран преследует цель получить ядерное оружие или он хочет иметь возможность создать его в любой момент.

- Израиль неоднократно заявлял, что ядерный Иран во главе с его нынешним крайне воинственным и агрессивным режимом просто неприемлем и очень опасен для нас. Поэтому в исключительных обстоятельствах мы не станем отказываться от применения военных мер для ограничения или прекращения иранской ядерной программы. Но этим доступные нам средства не исчерпываются: какие-то из них уже задействованы, какие-то могут быть использованы в перспективе, - заявил Узи Арад на вопрос о том, какие политические или иные меры по сдерживанию иранской ядерной программы может принять Израиль, если Иран решит продолжить её развивать. - Например, уже проводятся секретные операции с целью дезорганизовать или замедлить те или иные работы по иранской ядерной программе, в результате чего иранцам становится сложнее двигаться вперёд, а мы выигрываем время. Вариантов таких решений много, но они ограничены по масштабу. Зачастую за ними стоит не Израиль, а другие заинтересованные стороны, в том числе, США и их союзники".

"Но в нашем распоряжении есть также меры, которые могут работать в качестве стимулов. Мы можем использовать конструктивную дипломатию, предусматривающую поощрения за хорошее поведение, а не только санкции за нарушения. Можно разыграть и эту карту. Такой подход уже использовали в прошлом, и сейчас он может оказаться результативным. Поскольку экономический и энергетический факторы играют важную роль в иранских расчётах, на этом можно сыграть, чтобы замедлить или отсрочить реализацию иранской ядерной программы. У нас есть богатый выбор средств, некоторые из которых следует творчески использовать всем союзникам для достижения желаемого результата, чтобы Иран никогда даже не приблизился к обретению военного ядерного потенциала", - подчеркнул г-н Арад.

Какова вероятность того, что противостояние Ирана и Израиля на Ближнем Востоке может перерасти в глобальный конфликт?

-  Да, между Ираном и Израилем сейчас действительно есть некие трения, можно сказать, конфликт, который становится всё более острым. Но он не ограничивается только Ираном и Израилем. На так называемой «израильской стороне» вы найдёте тех, кто разделяет нашу озабоченность экспансионистской, а иногда и провокационной политикой Ирана на Ближнем Востоке. Ряд суннитских арабских стран точно так же, как мы, обеспокоены политикой Ирана и образуют своего рода неформальный альянс или блок. А на стороне Ирана в качестве их представителей и союзников в этом конфликте выступают ливанская Хезболла, сирийский режим, другие местные военизированные формирования в странах Персидского залива или Аравийского полуострова. Так что это конфронтация не просто между двумя государствами, а между двумя блоками.

Конфликт на самом деле может обостриться. И это серьёзная проблема. Но совсем не обязательно, что эскалация пойдёт именно в этом направлении. В регионе есть и другие страны, которые не менее взрывоопасны. Радикальные, экстремистские исламские силы действуют в Ираке и других государствах. И в каждой из этих стран может вспыхнуть война, сопровождающаяся волной насилия. Вспомним самый разрушительный за последние несколько лет конфликт на Ближнем Востоке – гражданскую войну в Сирии. Так что вероятность эскалации конфликта на Ближнем Востоке зависит не только от того, как будут развиваться отношения между Ираном и Израилем. К сожалению, есть и другие потенциальные источники опасности".

Как в ближайшие несколько лет будет развиваться ситуация на Ближнем Востоке? Какое будущее ждёт СВПД? Получит ли Иран возможность развивать свою ядерную программу, особенно после того, как иранцы заявили, что собираются обогащать уран до 60%?

- Это, возможно, самый острый и важный стратегический вопрос сегодняшней региональной и глобальной повестки дня. Ответ на него зависит прежде всего от усилий новой вашингтонской администрации и других сторон СВПД, которые пытаются прийти к новому соглашению с Ираном и при этом добиться, чтобы Ирану не удалось продвинуться ещё ближе к достижению своих целей в ядерной области, как это происходило в последние несколько лет.

Сейчас мы находимся на критически важном этапе переговоров по СВПД. А тормозят их именно иранцы. В последние месяцы они добились больших успехов. Сейчас Иран намного ближе, чем когда-либо прежде, к тому, чтобы в течение считанных недель получить достаточное количество материала для создания своего первого, самого современного ядерного устройства. У них есть возможность продолжать эту работу, поскольку сейчас их не связывают никакие ограничения. Поэтому нынешняя стадия переговоров такая сложная и напряжённая. Удастся ли прийти к соглашению, никто не знает. Обе стороны будут активно торговаться. У иранцев есть свои цели: они хотели бы сохранить возможность развивать ядерную программу, но в то же время снизить её экономическую стоимость, связанную с наложенными на Иран санкциями. И это обстоятельство очень осложняет переговоры.

Я боюсь, что возможны два неблагоприятных исхода. Первый вариант: никакое соглашение заключено не будет, и Иран сможет свободно продвигаться всё ближе к ядерному порогу, что потребует неких превентивных действий, возможно, со стороны Израиля или других стран. Ведь американская администрация публично заявила, что Иран не станет ядерной державой, так что эта цель остаётся актуальной. Если переговоры провалятся, соглашение заключено не будет, и, следовательно, начнётся гонка вооружений между Ираном, который стремится к статусу ядерной державы, и теми, кто намерен ограничить его.

Но даже если стороны придут к соглашению - что было бы очень желательно, поскольку в нём будут содержаться некие сдерживающие элементы, которые ограничат, упорядочат и в значительной степени замедлят развитие иранской ядерной программы, - может получиться так, что заключено оно будет во многих отношениях слишком поздно, а Иран уже добьётся существенного прогресса. Вероятность того, что развитие иранской ядерной программы удастся отбросить назад за счёт изъятия определённых запасов и оборудования, например, современных центрифуг, как пытались сделать по соглашению 2015 года, не очень велика.

Тем не менее, при наличии решительного фронта сил, пытающихся сдержать развитие иранской ядерной программы, включая стран-участниц СВПД, есть шанс такое соглашение заключить. А это лучше, чем ничего. Однако Иран уже и так продвинулся в ядерном направлении слишком далеко и по-прежнему создаёт атмосферу слишком высокой нестабильности, чтобы мы могли не беспокоиться о возможности его выхода из сделки".

Действительно ли Иран преследует цель получить ядерное оружие, или он просто хочет иметь возможность создать его в любой момент?

- Это ключевой вопрос, к которому следует подойти серьёзно и без политической ангажированности. Все, кто следит за поведением Ирана, пытаются понять его цели. На мой взгляд, в целом складывается впечатление, что иранские власти всё-таки намерены обладать военным ядерным арсеналом. Это своего рода долгосрочная цель, обусловленная несколькими факторами, связанными с представлением Ирана о себе как о стране, которая неоднократно подвергалась нападениям северных и западных соседей и которая окружена ядерными державами, такими как Пакистан, Китай, Ирак, который раньше был нацелен на создание ядерного оружия, и, конечно же, Россия. Кроме того, Иран считает себя потенциальной жертвой военных действий, а также великой древней цивилизацией.

Так что это та цель, которую он хотел бы преследовать, но она не обязательно имеет срочный характер и может быть пересмотрена. Эта цель может стать первостепенной, если Иран решит, что в отсутствие ядерного оружия как сдерживающего фактора он может стать жертвой нападения со стороны других государств, подобно тому, с чем столкнулся Ирак во время Первой и Второй войн в Персидском заливе, или других военных атак. Если Ирану покажется, что нападение на него неотвратимо, а у него ещё нет оружия, то он может сделать эту цель срочной. В таком случае Иран будет считать - ошибочно, на мой взгляд, - что, как только у него появится ядерное оружие, мир с этим смирится и воздержится от принятия каких-либо действий против Ирана, в случае если такие действия станут необходимы.

Но в настоящее время Иран обдуманно подходит к своей деятельности в данной сфере, придерживаясь гибкого графика. В какой-то момент у него была программа с твёрдо установленными сроками, в которой заявлялось, что через определённое количество лет у Ирана должен быть арсенал, состоящий по крайней мере из пяти ядерных боеголовок. В той программе указывалась конечная цель: сколько должно быть единиц оружия и когда. Есть ли у него сейчас такая программа, никто не знает, и ситуация может динамично меняться. Однако Иран старается в какой-то степени просчитать свои дальнейшие действия с учётом других соображений. Одним из таких соображений действительно является возможность обладания ядерным оружием, но не ценой провоцирования превентивной или какой-либо иной войны. Ведь, в случае если стремление как можно скорее получить ядерное оружие станет причиной превентивной войны, риск будет слишком велик. С одной стороны, направленный против Ирана превентивный удар будет дорого ему стоить, а с другой, он сведёт на нет усилия Ирана по созданию ядерного арсенала.

Во-вторых, Иран хотел бы обойтись малыми затратами. Столкнувшись с сокращением экспорта нефти и газа, он не намерен платить такую высокую для экономики цену, как сохранение экономических санкций, и планирует продвигать свои экономические интересы. Таким образом, расчёт Ирана, основанный на избегании риска провоцирования превентивной войны и попытках улучшить состояние своей экономики, предполагает некую гибкость, благодаря которой Иран может отложить момент пересечения ядерного порога. Поэтому такая ситуация не неизбежна, и никто не знает, что произойдёт в долгосрочной перспективе".

Возможно ли появление новых ядерных держав на Ближнем Востоке? Если да, то когда и какие страны это могут быть?

- Это действительно вызывает страх, и он не надуманный. Страх заключается в том, что если Иран станет ядерной державой, то существует вероятность того, что Саудовская Аравия (по собственным причинам), Египет (также по собственным причинам) и даже Турция могут последовать его примеру и обзавестись ядерным оружием с той или иной целью. Саудиты – возможно, для сдерживания Ирана и самообороны. Они также имеют отношения с Пакистаном, превратившимся в чрезвычайно хорошо вооружённую ядерную державу. Так что Саудовская Аравия может стать ядерным государством. Зачем это Египту? Он тоже считает себя крупной региональной державой. В прошлом он отказался от разработки оружия, но может вернуться к этому вопросу, если и когда он заметит, что его соседи создают ядерный арсенал. И, наконец, есть Турция, также обладающая внушительной военной мощью, которая, в зависимости от политической ориентации её властей, также может рассмотреть такую возможность, и у неё хватит на это средств. Таким образом, существует множество вариантов развития ситуации: либо всё произойдёт одновременно, либо одна страна последует примеру другой. Однако, опасения заключаются в том, что, пока Иран не лишат возможности стать ядерной державой, дорога к ядерному оружию будет открыта и для других стран Ближнего Востока.

Теперь, что касается Израиля. Официальная политика Израиля всегда заключалась в том, что он не будет первым создавать ядерный арсенал на Ближнем Востоке. Однако, такое заявление подразумевало, что в случае появления ядерного оружия у других стран в данном регионе Израиль последует их примеру. Следовательно, вероятность того, что, когда Иран станет ядерной державой, Израиль объявит о наличии собственных средств ядерного сдерживания, также очень высока.

Таким образом, на Ближнем Востоке существует несколько очагов с потенциальными ядерными державами, и это ужасно. Это одна из основных причин, почему развитие иранской ядерной программы необходимо остановить на данном этапе или даже «отбросить назад». От этого зависит будущая стабильность, и я считаю, что в этом направлении следует приложить много усилий".

Насколько опасно развитие космического оружия и кибертехнологий? Следует ли мировым ядерным державам вести переговоры о контроле над вооружениями в этой сфере?

- Я считаю, что в очень отдалённой перспективе может наступить момент, когда ядерное оружие, обоснованно или нет, устареет и станет менее эффективным, потому что оно будет очень тяжёлым, громоздким и дорогостоящим средством массового уничтожения, в то время как развитие науки и киберпространства позволит обладать не менее разрушительным оружием, не являющимся при этом ядерным. Именно поэтому в долгосрочной перспективе я не исключаю возможности постепенного отказа от ядерного оружия, но не из-за того, что мир станет менее враждебным, а потому что ядерное оружие заменят новые технологии. Так что я оптимистически пессимистичен или пессимистически оптимистичен".

Является ли уничтожение всего ядерного оружия реальной целью сегодня? Можно ли действительно достичь мира, свободного от ядерного оружия? Какова позиция Израиля?

- Мне кажется, что в очень отдалённой перспективе это возможно, и такие попытки необходимо предпринимать. В ДНЯО и подобных документах программа избавления мира от ядерного оружия рассчитана на очень долгую перспективу. В краткосрочной перспективе оружие всё ещё выполняет защитную и сдерживающую роли, но в отдалённой перспективе может случиться так, что ядерное оружие, как я уже сказал, к сожалению, будет просто заменено другими средствами. И таким образом мир будет избавлен от ядерного оружия. Долгосрочная цель Израиля – достичь мира, свободного от всех видов оружия массового поражения, особенно ядерного".

Какие меры необходимо предпринять сегодня, чтобы не допустить ядерной войны и сделать мир безопаснее?

- Я считаю, что большинство мировых лидеров озабочены другими кризисами в то время, когда перспективы развития ядерного вопроса также заслуживают внимания. В тех форматах, в которых они взаимодействуют, главы мировых держав могут и должны активнее заниматься некоторыми из этих проблем с целью принятия более эффективных мер в сфере ограничения вооружений и сокращения ядерных арсеналов. Некоторые решения могут стать конструктивным и действенным результатом более активных усилий и более эффективного лидерства со стороны глав мировых держав (как бы их ни называли – девятка, пятёрка или тройка). Чем больше будет уделено внимания, тем лучше могут быть результаты".

От редакции. Благодарим пресс-службу Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы за предоставленные материалы.

Сюжет:

Санкции

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру